Упанишады веданты, шиваизма и шактизма

Материал из ШайваВики

Обложка издания

Сборник переводов упанишад, выполненных С. Лобановым и С. Фёдоровым и изданных в 2009 году.

Здесь приводятся только «Предисловие» и Введение» — сами переводы см. ниже по ссылкам.

Предисловие к изданию

Автор — кандидат философских наук А. В. Арапов

Термин «упанишады» означает тайное знание, учение, передаваемое устно от учителя к ученику. Различные упанишады были написаны в различные исторические периоды — от глубокой древности до наших дней. В настоящее время существует множество упанишад с комментариями к ним представителей различных религиозно-философских школ. Упанишады являются важнейшими источниками для изучения индийской философии и сакральной традиции.

Индуистская традиция расценивает упанишады как шрути («услышанное») — откровенные писания, то есть тексты, которые существуют вечно и имеют нечеловеческое (апаурушея) происхождение. В индуистской традиции сто восемь наиболее авторитетных упанишад образуют канон, именуемый Муктика — «дающий освобождение». Эти упанишады перечислены в сто восьмой, завершающей упанишаде канона, которая так и называется — «Муктика упанишада». Предполагается, что изучение упанишад этого канона приносит освобождение. Кроме упанишад, входящих в канон, существует множество других упанишад. Из числа канонических упанишад выделяются десять «основных» упанишад.

Первые комментарии на упанишады были написаны еще до Шанкары, но они утеряны. Наиболее ранние из сохранившихся комментариев — комментарии Шанкары на десять «основных» упанишад. Рамануджа сам не писал комментарии на упанишады. Ученик Рамануджи — Рангарамануджа комментировал упанишады. Мадхвачарья также написал комментарии на десять основных упанишад. Основные упанишады (наряду с Веданта-сутрой и Бхагавад-гитой) рассматриваются ведантистами как основополагающие метафизические тексты.

Упанишады имеют собственный уникальный стиль. Метафизическое содержание излагается в них четырьмя различными способами:

  1. Диалог с вопросами и ответами.
  2. Повествования.
  3. Сравнения, метафоры и иллюстрации.
  4. Символы.

Обычно нетрудно установить смысл текстов в первых двух случаях. Ряд интерпретаторов (особенно принадлежащих к двайта-веданте) полагают, что вопросы и ответы в некоторых случаях строятся по принципу доведения до абсурда, и правильное заключение должно быть выведено самим читателем. В случаях 3 и 4 труднее установить смысл, так как не всегда очевидно, какой именно аспект использованного для сравнения или иллюстрации образа имел в виду автор. Символизм, используемый упанишадами, делится на 3 основных типа:

  1. Символизм природных явлений.
  2. Символизм жертвы и используемых при жертвоприношении предметов.
  3. Символизм мистических слогов (например, Аум).

Многие символы, метафоры и иллюстрации повторяются в различных упанишадах, иногда с небольшими изменениями.

Важнейшим моментом в интерпретации текстов упанишад (и вообще сакральных индуистских текстов) является определение темы текста, иначе говоря, предмета обсуждения. Действительная тема текста определяется на основании шести признаков — шатлинга:

  1. Упакрама-упасатхара экавьякта — согласие в начале и в заключении. Тема текста должна упоминаться и в его начале и в его конце. Например, в «Чхандогья упанишаде» Истина упоминается в первой и последней фразе.
  2. Абхьяса — повторение. Ключевые слова должны несколько раз повторяться на протяжении текста. Например, наставник Уддалака девять раз повторяет фразу «Тат-твам-аси» своему ученику Шветакету.
  3. Апурвата — необычность предмета обсуждения. Сакральный текст должен иметь своей темой необычные, уникальные предметы. Например, Брахман — уникален, он един, безграничен и не имеет подобного себе.
  4. Пхала — плод. Познание предмета обсуждения должно приносить важный плод. Например, темой «Чхандогья-упанишады» является Брахман. Плодом познания Брахмана является знание всего во вселенной.
  5. Артхавада — прославление. Сакральный текст должен содержать прославление предмета обсуждения.
  6. Юкти — объяснение. Тема сакрального текста должна быть в нем объяснена.

«Брахма-сутра» указывает три главных руководящих принципа интерпретации упанишад:

  • татту-саманваят — принцип полноты: весь материал по дан-ному вопросу, доступный для изучения в во всех текстах. Авторитет шрути должен быть принят во внимание и интерпретироваться с применением соответствующих правил.
  • гати-саманьят — принцип непротиворечия: все тексты шрути содержат не противоречащие друг другу смыслы, а видимые противоречия могут быть разрешены надлежащим анализом и интерпретацией.
  • сарва-веданта-пратьяям — принцип целостности: следует исходить из того, что смыслы, содержащиеся в различных упанишадах, образуют целостный смысл упанишад, который, будучи найден и полностью понят, будет вести к Освобождению.

Другой важный герменевтический принцип: разделение текстов на различные категории ценности. В адвайта-веданте тексты шрути, во-первых, делятся на татва-ведака и ататва-ведака. Татва-ведака — это тексты, излагающие окончательное заключение, которое отражает позицию автора упанишад. Ататва-ведака — это тексты, излагающие предварительные утверждения, которые должны быть опровергнуты. К этой группе относят тексты, противоречащие основным концепциям школы, к которой принадлежит комментатор (разумеется, со стороны представителей других школ это вызывает самую острую критику). Выделяется также категория текстов ану-вадака. Это тексты, которые содержат сведения, которые могут быть получены из независимых источников познания (например, чувственного восприятия). Они считаются менее ценными, по сравнению с текстами, содержание которых не может быть получено из других источников познания.

В настоящий сборник входят в основном ранее вообще не переводившиеся на русский язык упанишады как из канонического сборника ста восьми упанишад («канон Муктика»), так и ряд поздних неканонических шактистско-тантрических упанишад и «Аравинда-упанишада» Ауробиндо Гхоша. Перевод выполнен непосредственно с санскритских первоисточников.

Введение

Краткий обзор доступных упанишад.

Автор — С. Лобанов

Упанишады относятся к священным писаниям индуизма и представляют собой особый жанр древней учительской литературы. Это собрания текстов, содержащих различные поучения, передаваемые от духовного учителя к ученику, что отражено в самом их названии: санскритское «упанишад» (upanishad) означает «сидение около [учителя]» (хотя традиция иногда предлагает и иные, этимологически менее убедительные, трактовки — «[слова,] разрушающие узы незнания», «приближающие к Брахману» и т. п.).

Традиционно упанишады, наряду с собственно Ведами (Риг-ведой и остальными т. н. самхитами), брахманами и араньяками, относятся к категории шрути, т. е. ведического откровения или «первичной ведической литературы», и рассматриваются как «части Вед». Но лишь весьма незначительная часть упанишад (полностью — пожалуй, только «Иша-упанишада») включена непосредственно в структуру собственно Вед (самхит), а также в завершающие части брахман и араньяк, остальные же фактически выделяются в самостоятельный корпус текстов, завершающих четырех-частный ведический канон шрути. По этой причине упанишады, подытоживающие философско-мистические учения отдельных глав четырёх Вед, брахман и араньяк, ещё именуются ведантой («завершением Вед»). Ведантой также часто называется и излагаемое в упанишадах учение об Атмане и Брахмане.

Однако помимо упанишад, входящих в ведический канон шрути (традиционное число этих упанишад — сто восемь), существует множество (более ста) других упанишад, как инкорпорированных в священные тексты разряда смрити («вторичную ведическую литературу»), так и существующих в качестве самостоятельных текстов. В качестве примера можно назвать «Джанака-упанишаду», являющуюся частью двенадцатой книги «Махабхараты», и широко известную «Бхагавад-гиту», также являющуюся частью «Махабхараты» и нередко именуемую «сто девятой упанишадой», «Гитопанишад» и т. п. Здесь стоит отметить, что по авторитетности «Бхагавад-гита» обычно приравнивается к шрути, хотя номинально относится к смрити вместе со всей «Махабхаратой», и является одним из трех важнейших первоисточников философской системы веданты наряду с упанишадами и «Веданта-сутрой». Аналогично в качестве «откровения» обычно рассматриваются и поздние сектантские, йогические и другие упанишады, процесс написания которых не прекращается вплоть до новейшего времени.

В качестве одной из самых позднейших упанишад можно упомянуть «Аравинда-упанишаду», которую написал философ Шри Ауробиндо.

Сама традиция нередко называет фантастическое число исходных упанишад, доводя его до 1180 (и иногда даже более). В реальности же общее число доступных канонических и неканонических упанишад не превышает трехсот текстов. Основной корпус упанишад составляют сто восемь канонических текстов, древнейшие из которых по официальной научной датировке восходят к VIII—III вв. до н. э., а позднейшие — к XIV—XV вв. н. э. К самым ранним упанишадам по научной датировке относятся «Брихадараньяка», «Чхандогья», «Тайттирия», «Айтарея», «Каушитаки» и «Кена», несколько позднее были составлены (или записаны) «Катха», «Иша», «Шветашватара», «Мундака», «Маханараяна», «Прашна», «Майтри», «Мандукья», формируя в своей совокупности своеобразную заключительную часть Вед. Именно эти упанишады стали наиболее авторитетными, часто цитируемыми и комментируемыми среди последователей веданты, а излагаемое в них учение впоследствии было перенесено на всю эту философскую школу, основным источником которой они явились. Наиболее древние упанишады, входящие в состав брахман и араньяк, сохраняют даже их названия: «Брихадараньяка», «Тайттирия», «Айтарея» и некоторые другие. Прочие существуют как самостоятельные тексты. Упанишады не следует воспринимать как однородные тексты. Обычно они цитируют тексты завершающих частей брахман и араньяк и связаны с определенной Ведой, а поучения той или иной упанишады часто преподносятся в контексте какого-нибудь ведического гимна или ритуала.

В традициях веданты, да и всего индуизма в целом, упанишады рассматриваются как «услышанное» божественное откровение (шрути), благодаря постижению которого обретается знание Брахмана (Абсолюта). Как относящиеся к шрути, упанишады считаются вневременными, вечными и апаурушея (не имеющими конкретного автора). По этой причине датировка составления различных упанишад не имеет для индуистов какого-либо важного значения и даже представляется им лишённой смысла. Некоторые из текстов, которые называются упанишадами, не могут быть определённо соотнесены с конкретными традициями. На практике всё обычно сводится к признанию статуса шрути для каждой конкретной упанишады и актуальности излагаемого в ней учения (по крайней мере в рамках признающей его секты), а не к выяснению даты и обстоятельств его написания.

Традиционный канонический список упанишад перечислен в «Муктика-упанишаде», которая завершает этот список:

  1. Иша;
  2. Кена;
  3. Катха;
  4. Прашна;
  5. Мундака;
  6. Мандукья;
  7. Айтарея;
  8. Тайттирия;
  9. Чхандогья;
  10. Брихадараньяка;
  11. Брахма;
  12. Кайвалья;
  13. Джабала;
  14. Шветашватара;
  15. Хамса;
  16. Аруника;
  17. Гарбха;
  18. Нараяна;
  19. Парамахамса;
  20. Амритабинду;
  21. Амританада;
  22. Атхарвашира;
  23. Атхарвашикха;
  24. Майтраяни;
  25. Каушитаки;
  26. Брихаджджабала;
  27. Нрисимхатапини;
  28. Калагнирудра;
  29. Майтрея;
  30. Субала;
  31. Кшурика;
  32. Мантрика;
  33. Сарвасара;
  34. Нираламба;
  35. Шукарахасья;
  36. Ваджрасучи[ка];
  37. Теджобинду;
  38. Надабинду;
  39. Дхьянабинду;
  40. Брахмавидья;
  41. Йогататтва;
  42. Атмабодха;
  43. Нарадапаривраджака;
  44. Тришикхибрахмана;
  45. Сита;
  46. Йогачудамани;
  47. Нирвана;
  48. Мандалабрахмана;
  49. Дакшинамурти;
  50. Шарабха;
  51. Сканда;
  52. Трипадвибхутимаханараяна;
  53. Адваятарака;
  54. Рамарахасья;
  55. Раматапания;
  56. Васудева;
  57. Мудгала;
  58. Шандилья;
  59. Пайнгала;
  60. Бхикшука;
  61. Маха;
  62. Шарира[ка];
  63. Йогашикха;
  64. Туриятитавадхута;
  65. Санньяса;
  66. Парамахамсапаривраджака;
  67. Акшамалика;
  68. Авьякта;
  69. Экакшара;
  70. Аннапурна;
  71. Сурья;
  72. Акши;
  73. Адхьятма;
  74. Кундика;
  75. Савитри;
  76. Атма;
  77. Пашупатабрахма;
  78. Парабрахма;
  79. Авадхута;
  80. Трипуратапини;
  81. Деви;
  82. Трипура;
  83. Катха[рудра];
  84. Бхавана;
  85. Рудрахридая;
  86. Йогакундали[ни];
  87. Бхасмаджабала;
  88. Рудракшаджабала;
  89. Ганапати;
  90. Даршана;
  91. Тарасара;
  92. Махавакья;
  93. Паньчабрахма;
  94. Пранагнихотра;
  95. Гопалатапини;
  96. Кришна;
  97. Яджнявалкья;
  98. Вараха;
  99. Сатьяяна;
  100. Хаягрива;
  101. Даттатрея;
  102. Гаруда;
  103. Калисантарана;
  104. Джабали;
  105. Саубхагьялакшми;
  106. Сарасватирахасья;
  107. Бахврича;
  108. Муктика.

Классификация ста восьми канонических упанишад по различным группам и разрядам осуществляется по разным принципам и критериям. Чаще всего упанишады классифицируют согласно их тематике. В большинстве упанишад, по крайней мере канонических, излагаются общие темы веданты. Однако наиболее древние и авторитетные, о которых шла речь выше, рассматриваются как важнейшие и основные. Обычно их выделяют в особую группу «главных» упанишад, а прочие упанишады веданты известны как «общеведантические» (саманья-веданта).

Главными» признаются чаще всего десять следующих упанишад (в той последовательности, в какой они перечислены в списке «Муктика упанишады»): «Иша», «Кена», «Катха», «Прашна», «Мундака», «Мандукья», «Тайттирия», «Айтарея», «Чхандогья» и «Брихадараньяка». Все эти десять упанишад были прокомментированы великим философом-ведантистом Шанкарой, чьи комментарии сохранились до наших дней. Сохранился также его комментарий на «Шветашватара-упанишаду», также нередко приравниваемую по значению и авторитетности к десяти «главным» упанишадам, но формально относящуюся к группе шиваитских упанишад. По степени авторитетности традиция также приравнивает к «главным» упанишадам ещё упанишады «Майтраяни» и «Каушитаки». Вместе с десятью перечисленными выше и «Шветашватарой» они рассматриваются как основные упанишады веданты и считаются наиболее авторитетными.

Двадцать четыре упанишады относятся к группе «общеведантических» (саманья-веданта) упанишад: «Акши», «Адхьятма», «Аннапурна», «Атма», «Атмабодха», «Экакшара», «Каушитаки- брахмана», «Гарбха», «Нираламба», «Пайнгала», «Пранагнихотра», «Мантрика», «Маха», «Муктика», «Мудгала», «Майтраяни», «Ваджрасучи[ка]», «Шарира[ка]», «Шукарахасья», «Сарвасара», «Сурья», «Субала», «Савитри» и «Сканда». По своей основной тематике они близки к «главным» упанишадам.

Двадцать упанишад считаются «упанишадами йоги» и связывают познание Атмана с различными психофизическими упражнениями: «Адваятарака», «Тришикхибрахмана», «Брахмавидья», «Йогататтва», «Амританада», «Даршана», «Мандалабрахмана», «Йогашикха», «Амритабинду», «Дхьянабинду», «Махавакья», «Вараха», «Кшурика», «Пашупатабрахма», «Йога-кундали», «Шандилья», «Теджобинду», «Надабинду», «Йогачудамани» и «Хамса».

Основная тема «упанишад санньясы» (всего их семнадцать) связана с образом жизни подвижников и аскетов. К этой группе принадлежат следующие упанишады: «Авадхута», «Аруни», «Катхарудра», «Кундика», «Джабала», «Туриятита», «Нарадапаривраджака», «Парабрахма», «Нирвана», «Парамахамсапаривраджака», «Парамахамса», «Брахма», «Бхикшука», «Майтрея», «Яджнявалкья», «Сатьяяна» («Сатьяяния») и «Санньяса». 

Остальные канонические упанишады, перечисленные в «Муктика упанишаде», принадлежат к трём группам «сектантских» упанишад. Они посвящены тому или иному божеству из числа главных божеств индуизма и обычно классифицируются как вишнуитские (вайшнава), шиваитские (шайва) и шактистские (шакта) упанишады.

К группе четырнадцати вишнуитских (вайшнава) упанишад относятся: «Авьякта», «Калисантарана», «Кришна», «Гаруда», «Гопалатапини», «Тарасара», «Трипадвибхутимаханараяна», «Даттатрея», «Нараяна», «Нрисимхатапини», «Рамарахасья», «Васудева», «Раматапини» и «Хаягрива».

Шиваитскими (шайва) являются пятнадцать упанишад: «Акшамалика», «Атхарвашикха», «Атхарвашира», «Калагнирудра», «Кайвалья», «Ганапати», «Джабала», «Дакшинамурти», «Паньчабрахма», «Брихаджджабала», «Бхасмаджабала», «Рудрахридая», «Рудракшаджабала», «Шарабха» и уже упоминавшаяся «Шветашватара».

К группе шактистских (шакта) упанишад принадлежат всего восемь упанишад из списка «Муктики»: «Трипуратапини», «Трипура», «Сарасватирахасья», «Саубхагьялакшми», «Бхавана», «Бахврича», «Деви» и «Сита». Однако шактистскими по своему характеру являются довольно многочисленные упанишады из числа неканонических поздних упанишад — некоторые из них переведены и включены в это издание.

Каждая из ста восьми упанишад «Муктики» традиционно связывается (нередко чисто номинально, что особенно характерно для многих поздних упанишад) также с одной из четырёх Вед. Десять из них традиция относит к Риг-веде, шестнадцать — к Сама-веде, пятьдесят одну — к Яджур-веде (при этом с Шукла-Яджур-ведой соотносятся девятнадцать, а с Кришна-Яджур-ведой — тридцать две упанишады) и тридцать одну — к Атхарва-веде.

Упанишадами Риг-веды являются: «Айтарея», «Каушитаки», «Надабинду», «Атмабодха», «Нирвана», «Мудгала», «Акшамалика», «Трипура», «Саубхагьялакшми» и «Бахврича», упанишадами Сама-веды — «Кена», «Чхандогья», «Аруника», «Майтраяни», «Майтрея», «Ваджрасучи[ка]», «Йогачудамани», «Васудева», «Маха», «Санньяса», «Авьякта», «Кундика», «Савитри», «Рудракшаджабала», «Даршана» и «Джабали».

Упанишады Шукла-Яджур-веды: «Иша», «Брихадараньяка», «Джабала», «Хамса», «Парамахамса», «Субала», «Мантрика», «Нираламба», «Тришикхибрахмана», «Мандалабрахмана», «Адваятарака», «Пайнгала», «Бхикшука», «Туриятитавадхута», «Адхьятма», «Тарасара», «Яджнявалкья», «Сатьяяна» и «Муктика». Упанишады Кришна-Яджур-веды: «Катха», «Тайттирия», «Брахма», «Кайвалья», «Шветашватара», «Гарбха», «Нараяна», «Амритабинду», «Амританада», «Калагнирудра», «Кшурика», «Сарвасара», «Шукарахасья», «Теджобинду», «Дхьянабинду», «Брахмавидья», «Йогататтва», «Дакшинамурти», «Сканда», «Шарирака», «Йогашикха», «Экакшара», «Акши», «Авадхута», «Катхарудра», «Рудрахридая», «Йогакундали», «Паньчабрахма», «Пранагнихотра», «Вараха», «Калисантарана» и «Сарасватирахасья».

Упанишады Атхарва-веды: «Прашна», «Мундака», «Мандукья», «Атхарвашира», «Атхарвашикха», «Брихаджджабала», «Нрисимхатапини», «Нарадапаривраджака», «Сита», «Шарабха», «Трипадвибхутимаханараяна», «Рамарахасья», «Раматапания», «Шандилья», «Парамахамсапаривраджака», «Аннапурна», «Сурья», «Атма», «Пашупатабрахма», «Парабрахма», «Трипуратапини», «Деви», «Бхавана», «Бхасмаджабала», «Ганапати», «Махавакья», «Гопалатапини», «Кришна», «Хаягрива», «Даттатрея» и «Гаруда».

Принадлежность упанишад к той или иной Веде для индуистов также имеет важное ритуальное значение, т. к. традиционная их рецитация непременно предваряется и завершается т. н. шантипатхой — мантрами и молитвами, призывающими мир и благословение. Для каждой из Вед они свои.

Классификация упанишад на основе рассматриваемых в них тем является вполне оправданной, хотя и не всегда последовательной. Если десять «главных» и большинство упанишад, комментируемых или по крайней мере цитируемых самыми ранними комментаторами, однозначно подпадают под категорию саманья-веданта упанишад, то некоторые другие упанишады вполне могли бы быть классифицированы более чем в одной категории. Например, «Шветашватара-упанишада» вполне соответствует по духу и теме «главным» и общеведантическим упанишадам, хотя формально относится к группе шиваитских упанишад. «Вараха-упанишада» и «Пашупатабрахма-упанишада» классифицируются как упанишады йоги, а не как вишнуитская и шиваитская соответственно. Вполне шактистская по содержанию и духу «Савитри-упанишада» отнесена к саманья-веданта упанишадам. Аналогичным образом «Ганапати упанишада» отнесена к шайва-упанишадам, в то время как «Сканда-упанишада» — нет. Таким же образом «Хамса-упанишада» называется упанишадой йоги, а не упанишадой санньясы, в то время как «Парамахамса упанишада» считается упанишадой санньясы. Точно так же «Махавакья-упанишада» и «Брахмавидья-упанишада» с не меньшим основанием могли бы быть включены в состав упанишад санньясы.

Довольно ощутимо прослеживается значительное перекрывание в тематике упанишад йоги и упанишад санньясы, указывающее на тесные связи между практикой йоги и институтом санньясы. Широко распространённое соотнесение йоги с философией санкхьи в терминах шести классических систем (даршан) индийской философии может в какой-то степени вводить в заблуждение. В этой связи стоит обратить внимание на то, что наиболее важные тексты по системе йоги написаны учителями адвайта-веданты, начиная от Шанкары и двигаясь далее вглубь веков, хотя все эти комментаторы истолковывают йогу более или менее в терминах санкхьи. Другое интересное наблюдение в этой связи — то, что адвайта-ведантисты полностью впитали в себя практику йоги как помощь для медитации и осознания недвойственного Брахмана.

Девять (из четырнадцати) вишнуитских, шесть (из пятнадцати) шиваитских и пять (из восьми) шактистских упанишад соотнесены с Атхарва-ведой. Однако необходимо отметить, что остальные три Веды также содержат существенную долю поздних текстов упанишад. Три шактистские и только одна шиваитская упанишада относятся к Риг-веде, в то время как с ней не соотносится ни одна вишнуитская. Аналогичным образом ни одна шиваитская или шактистская упанишада не соотнесена с Шукла-Яджур-ведой, но значительное количество шиваитских (целых пять) упанишад включено в состав упанишад Кришна-Яджур-веды. Шактистские упанишады сгруппированы вместе, хотя некоторые из них учат поклонению Сарасвати, Лакшми или Парвати, а в других описывается шричакра-упасана, где Шакти отождествляется скорее с самим Брахманом, чем с отдельными шакти таких божеств, как Брахма, Вишну или Шива.

Процесс составления и редактирования упанишад, включенных в канонический список «Муктики», в Индии не прекращался вплоть до мусульманского завоевания. Впоследствии продолжалось составление уже «неканонических» упанишад, среди которых особенно многочисленны поздние сектантские тексты, принадлежащие к шактистским и тантрическим культам. В эпоху Великих Моголов по приказу Акбара была даже написана «Алла-упанишада». В среде бенгальских вишнуитов появилась и получила признание «Чайтанья-упанишада», представляющая определённый интерес для изучения этого направления вишнуизма в целом и ответвившегося от него западного кришнаизма (Международного общества Сознания Кришны) в частности. Довольно интересна «Аравинда-упанишада», написанная уже в XX столетии великим индийским мыслителем и мистиком Ауробиндо Гхошем. Упанишады, созданные в средневековье, в самой Индии обычно называют «сектантскими», а написанные уже в Новое время — «искусственными», отличая их от древних «подлинно ведических» (вайдика) упанишад.

Из всех тем, рассматриваемых в упанишадах (по крайней мере в древних и наиболее авторитетных), центральной является учение о Брахмане и Атмане, а признание и осуществление на практике их тождества рассматривается как конечная и самая важная цель Вед. Отсюда и название учения упанишад — веданта (буквально «завершение Вед»),

Если предшествующие упанишадам другие части ведического канона, т. е. прежде всего собственно Веды как сборники гимнов (самхиты), а также примыкающие к ним брахманы и отчасти араньяки содержат в основном информацию сугубо ритуального назначения, то упанишады уже претендуют на изложение конечного смысла учения Вед, на роль «раздела знания» (джняна-канды) ведического канона, рассматривая самхиты и примыкающие к ним тексты только лишь как «раздел [ритуальной] деятельности» (карма-канду). Содержащаяся в ранних частях Вед мистическая предфилософия, излагаемая, как правило, языком мифа, поэтических и ритуальных образов, в упанишадах развивается в полноценную систему философского знания. С упанишад начинается настоящая история веданты именно как философской системы, повлиявшей на развитие других направлений индийской религиозно-философской мысли, включая буддизм и джайнизм.

Упанишады — самая древняя, наиболее важная и почитаемая часть тройственной основы первоисточников веданты — «основы в услышанном [божественном откровении]» (шрути-прастханатрая, или просто прастханатрая). Остальные части прастханатраи — «Веданта-сутра» и «Бхагавад-гита» — вторичны по отношению к упанишадам и опираются на них как древний, авторитетный и наиболее эзотерический первоисточник веданты. В упанишадах содержится много предупреждений о недопустимости сообщения «высшего знания» недостойным и просто широкому кругу людей. Например, в «Брихадараньяка-упанишаде» (1.4.10) видим рассказ о негодности богам широкого распространения «высшего знания». Эзотерический характер передачи «высшего знания» от учителя к ученику отражён в самом названии этих текстов — «сидение около [учителя]».

Упанишады, особенно ранние и наиболее важные в плане понимания веданты, сравнительно хорошо изучены. Большинство из них переведено на современные языки, включая русский. Им посвящено множество научной, исследовательской и религиозной литературы, которая вполне доступна интересующимся историей и содержанием упанишад. По этой причине нет особой необходимости подробно останавливаться на рассмотрении всех особенностей учения веданты и на обзоре посвящённой ей литературы. Все основные классические первоисточники ведантической прастханатраи, включая традиционные и современные комментарии к ним, переведены и доступны. В частности, переведены и изданы «главные» упанишады с комментариями Шанкары, «Веданта-сутра», неоднократно в разных переводах и с различными комментариями издавалась «Бхагавад-гита», изданы «Упанишады йоги». Хорошо известны комментированный научный перевод основных древних и некоторых поздних упанишад А. Я. Сыркина и принадлежащий этому же автору труд под названием «Некоторые проблемы изучения упанишад». В серии «Философское наследие» выходил том, посвящённый начальному периоду древнеиндийской философии, основную часть которого занимают переводы ранних упанишад и некоторых частей брахман и араньяк.

Весьма многочисленны индийские издания по упанишадам и веданте, издаваемые как учёными, так и различными религиозными организациями, духовными центрами и учителями, пропагандирующими идеи веданты как в её классическом варианте, так и в собственной интерпретации. Адвайта-веданту популяризируют Миссия Рамакришны, Миссия Чинмайи, последователи Свами Шивананды, Раманы Махарши и ряд других современных индуистских организаций, не говоря уже о классических центрах — монастырях (матхах), основанных самим Шанкарой. Другие ведантические направления — вишишта-адвайта, двайта-веданта и другие — исторически связаны с определёнными сектами вишнуизма, которые также активно пропагандируют своё учение и понимание веданты. Довольно оригинальную и интересную версию «интегральной» веданты, недуалистической по своему характеру, но существенно отличающейся от адвайта-веданты Шанкары, пропагандирует Ауробиндо Ашрам, основанный Ауробиндо Гхошем. В этой версии веданты сочетаются своеобразно интерпретируемые идеи и методы упанишад, йоги, шактизма и собственные «прозрения» самого Ауробиндо Гхоша, которого его последователи, полагающие, что он «открыл заново утраченный смысл Вед» даже прозвали «современным риши». В методах интерпретации Вед, упанишад и веданты к Ауробиндо весьма близки два выдающихся южноиндийских учёных и богослова (пандита) Т. В. Капали Шастри и Шри Васиштха Ганапати Муни. Они оба также хорошо отражают традиционное понимание упанишад и веданты, характерное для приверженцев шактистских и тантрических культов (особенно для школы Шри-видья).

В данный сборник включены малоизученные «сектантские» шактистские упанишады (как входящие в канонический список Муктика упанишады», так и «неканонические»), несколько шиваитских упанишад, а также ряд «общеведантических» упанишад. Большинство из них, насколько известно, ранее не переводилось и не издавалось, поэтому представляет особый интерес для русскоязычного читателя.

Упанишады

Избранные упанишады веданты

Избранные шиваитские упанишады

Избранные шактистские упанишады

Избранные неканонические упанишады

Словарь

См. также

  • Книга 1-я. Пер. с санскр., предисл. и комм. А.Я. Сыркина. — М.: «Наука», «Ладомир», 1991
  • Книга 2-я. Пер. с санскр., предисл. и комм. А.Я. Сыркина. — М.: «Наука», «Ладомир», 1991
  • Книга 3-я. Пер. с санскр., предисл. и комм. А.Я. Сыркина. — М.: «Наука», «Ладомир», 1991

Скачать

Примечания