От вед к индуизму

Материал из ШайваВики

От вед к индуизму

Эволюционирующая мифология
Сборник избранных произведений виднейшего индийского индолога XX в. Рамчандры Нараяна Дандекара (1909-2001) включает 10 статей, написанных в разные годы и вошедших в 4-томное собрание его избранных трудов (Delhi, 1979-1981), предисловие автора к настоящему русскому изданию, предисловие и комментарии составителя Я.В.Василькова, ведущего научного сотрудника Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН.
Старейшина мирового сообщества санскритологов и исследователей древнеиндийской культуры Р. Н. Дандекар обладал поистине уникальным авторитетом и в Индии, и за ее пределами. В научной методологии Р. Н. Дандекара большое значение имеют принцип историзма, последовательно реализуемый им в оригинальной концепции ведийской мифологии как мифологии «эволюционирующей», принцип комплексного изучения материалов индийской мифологии с привлечением элементов сравнительного исследования, данных антропологии, археологии, сравнительной мифологии, фольклористики и сравнительного религиоведения. Сборник знакомит с миром ведийско-индуистской мифологии и духовной культурой Индии в целом, отличается убедительностью конкретных деталей и широтой авторского мышления.

Содержание

Обложка издания

От издательства

Р.Н.Дандекар в своих трудах свободно оперирует санскритскими текстами, приводит множество цитат. Для того чтобы облегчить читателям понимание аргументации и рассуждений, представилось необходимым сопроводить все санскритские тексты переводом или разъяснением, даже там, где у Р.Н.Дандекара перевод отсутствует или дан не полностью. Переводы выполнены специально для этого издания Л.И.Куликовым, а также использованы опубликованные переводы Т.Я.Елизаренковой, сопровождающиеся соответствующей пометой. Составитель Я.В.Васильков и Л.И.Куликов взяли на себя труд редактуры перевода цитат и аллюзий в тексте самого Р.Н.Дандекара. Эти переводы заключены в кавычки или вообще не выделены, будучи органической частью изложения.

Иногда интерпретация санскритских текстов Р.Н.Дандекаром отличается от известной по комментариям и существующим переводам на европейские языки. В таких случаях в основном тексте дается перевод в соответствии с пониманием автора, а сведения о других вариантах даются отдельно. Транскрипция Р.Н.Дандекара в единичных случаях отличается от общепринятой, и казалось целесообразным провести ее унификацию. Примечания Р.Н.Дандекара даются в конце каждой статьи, примечания составителя помещены в конце сборника и имеют постатейную нумерацию с астериском.[1]

Мы надеялись, что, несмотря на все трудности на пути издания, Р.Н.Дандекар увидит эту книгу. Но 11 декабря 2001 года, на 93-м году жизни он скончался. Мы посвящаем эту книгу его светлой памяти.

Предисловие составителя

Старейшина мирового сообщества санскритологов и исследователей древнеиндийской культуры Рамчандра Нараян Дандекар (17 марта 1909 г. — 11 декабря 2001 г.) обладал поистине уникальным авторитетом и в Индии, и за ее пределами. Назовем лишь некоторые из его званий и должностей в начале 1990-х годов, когда его активность еще не была ограничена преклонным возрастом: заслуженный профессор по кафедре санскритологии Университета города Пуны; почетный секретарь крупнейшего научного центра — Востоковедного института Бхандаркара в Пуне; генеральный секретарь Всеиндийской конференции востоковедов; президент Международного союза востоковедных исследований; неизменный на протяжении многих лет президент (с 1993 г.— почетный) Международной ассоциации санскритологов.

Своеобразие научной индивидуальности Р.Н.Дандекара предопределено тем, что она уходит своими корнями одновременно в два культурных мира. С одной стороны, Р.Н.Дандекар по рождению принадлежал к брахманскому клану, который ведет свою родословную от риши Васиштхи — легендарного современника и участника «битвы десяти царей» на туманной заре индийской истории и предполагаемого автора нескольких ведийских гимнов. Своему предку-риши Р.Н.Дандекар посвятил ряд интересных работ (см. в настоящем сборнике статью «Ведийский мудрец: Васиштха»). На протяжении тысячелетий род потомков Васиштхи, род Дандекара, входил в брахманскую элиту, культивировавшую традиционную индийскую ученость. С другой стороны, нелегко найти в Индии XX в. филолога, который проникся бы духом и овладел методами европейской науки в той же мере, что и Р.Н.Дандекар.

Характер европейского образования, полученного Р.Н.Дандекаром, также выделял его на фоне подавляющего большинства современных ему индийских ученых. В условиях колониальной Индии для большинства молодых индийцев естественным было ездить за знаниями в заморскую метрополию — Британию. Лишь немногие (как правило, наиболее свободомыслящие и оппозиционно настроенные) обращались к соперничающей индологической школе — германской. Во второй половине XIX и в XX в. — до Первой мировой войны и какое-то время после, во всяком случае до тех пор, пока идеология нацизма не замутила родников знания, германская индианистика не только не уступала британской, но по многим важным направлениям оставляла ее позади. Замечательный русский индолог академик Ф.И.Щербатской, посетивший в 1923 г. Конгресс немецких востоковедов и пораженный высоким уровнем индологических исследований в едва только оправляющейся от войны и разрухи Германии, писал С.Ф.Ольденбургу: «Теперь яснее, чем когда-либо, что немцы суть брахманы Европы и их систематический труд есть фундамент науки человечества»[2]. В немецких научных центрах совершенствовали свои знания некоторые весьма крупные индийские филологи, такие, например, как старший современник Р.Н.Дандекара выдающийся текстолог, исследователь «Махабхараты» и издатель ее критического текста В.С.Суктханкар (учившийся у известного немецкого индолога Г.Людерса).

Что же касается Р.Н.Дандекара, то на него в ранний период значительное влияние оказал его собственный немецкий учитель — санскритолог и индоевропеист Герман Гюнтерт. Первые опубликованные статьи Р.Н.Дандекара, посвященные ведийским божествам, особенно статьи о Савитаре и Яме, в значительной мере имеют целью дополнительное обоснование и развитие именно идей Г.Гюнтерта, выдвинутых им в его главной работе[3]. Впрочем, для индийской научной аудитории эти статьи были исключительно ценны не столько потому, что знакомили с несколькими яркими европейскими гипотезами, сколько потому, что знакомили с новым методом. У немецких ученых, таких, как А.Хиллебрандт, Г.Гюнтерт и некоторые другие, Р.Н.Дандекар воспринял важнейшую методологическую установку, согласно которой изучение мифологии возможно только с привлечением данных этнографии (у Р.Н.Дандекара — «антропологии»), археологии, сравнительной мифологии, фольклористики и религиоведения. Для Индии это было революционным новшеством, тем более что и поныне многие индийские исследователи древней культуры избегают каких-либо проявлений сравнительного подхода, утверждая, что те или иные индийские культурные факты должно объяснять только на индийском же материале. Требование широкого сравнительного (и прежде всего «антропологического») подхода впервые прямо было сформулировано Р.Н.Дандекаром в статье 1945 г. о «ведийском Яме». Но и в предисловии к настоящему изданию, написанном в марте 1990 г. (выход книги, к сожалению, надолго задержался), автор настаивал на необходимости подкреплять «лингвистическое изучение проблем древнеиндийской культуры... грамотным использованием археологических, этнографических, социологических и определенных исторических сведений». Можно, таким образом, сказать, что принцип комплексного изучения материалов индийской мифологии с привлечением элементов сравнительного исследования оставался обязательным для Р.Н.Дандекара на протяжении всей его большой и плодотворной жизни в науке.

Другой важный принцип, которому всегда следовал в своей практике Р.Н.Дандекар, — это необходимость ознакомления с деятельностью национальных научных школ, лежащих за пределами англоязычной индологии. Не случайно перу именно Р.Н.Дандекара принадлежит «Ведийская библиография» (Dandekar R.N. Vedic Bibliography. Vol. 1-5. Poona, 1946-1993), охватывающая едва ли не всё, что было ранее написано о ведах и ведийской литературе в самых разных странах мира. Начав, как мы сказали, с освоения достижений германской школы, Р.Н.Дандекар с годами все более расширял свою индологическую эрудицию. Ознакомившись со статьей «Индоевропеистика и ведийская мифология», готовившейся первоначально как доклад к международной конференции 1977 г. в Душанбе, читатель может убедиться, что индийский ученый был хорошо осведомлен, в частности, и о работах своих российских коллег.

В ранних статьях, посвященных образам отдельных ведийских божеств, Р.Н.Дандекар наметил и еще один принцип, существенный для его последующего научного творчества. Он никогда не забывал о том, что ведийская элитарная жреческая традиция существовала не в пустоте, что она выросла на основе архаической мифологии индоариев, постоянно подпитываясь живыми соками народных верований. В ту пору, когда безраздельно господствовало убеждение, будто образы многих ведийских божеств суть продукт исключительно жреческого умозрения, по существу — обожествленные абстракции, Р.Н.Дандекар продемонстрировал (вслед за Г.Гюнтертом) наличие в основе образа одного из «самых абстрактных» божеств — Савитара, «Побудителя», — поразительно конкретных мифологических черт. Можно сказать, что этим было положено начало процессу пересмотра категории так называемых «абстрактных» ведийских богов. Уже в самые недавние годы конкретная архаико-мифологическая основа обнаружена Я.Гондой в образе ведийско-брахманистского божества Праджапати[4]. Начинают подвергаться той же процедуре и другие «абстрактные боги». Так, у бога-«Установителя», Дхатара, выявлена древнейшая функция «установителя» плода в утробе матери[5] и реконструируется также функция предопределения всей последующей судьбы этого плода[6].

Столь конкретные образы божеств могли зародиться, разумеется, только в архаико-мифологической традиции. Р.Н.Дандекар не останавливался даже перед тем, чтобы возвести образы величайших богов индуизма к небрахманским, вневедийским истокам. Так, он настаивал на происхождении фигуры Вишну из образа «птицы плодородия», почитавшейся в архаических индоарийских народных культах. Тем самым он резко расходился со многими учеными-традиционалистами, стремившимися выводить все явления индийской культуры непосредственно из вед. А в культе Шивы Р.Н.Дандекар раскрывал даже доарийские, т.е. субстратные, дравидийские истоки — в противовес националистическим веяниям, приводящим некоторых ученых Северной Индии к отрицанию самой возможности дравидийской этнической атрибуции цивилизации долины Инда и к игнорированию роли дравидийского субстрата в формировании классической индийской культуры.

В научной методологии Р.Н.Дандекара большое значение имеет также принцип историзма, последовательно реализовавшийся им от работы к работе в оригинальной концепции ведийской мифологии как мифологии «эволюционирующей». Такой подход, акцентирующий в ведийской мифологии динамику ее развития, непрерывность изменений, позволяет снять многие кажущиеся противоречия, рассматривать каждый мифологический комплекс не как застывшую данность, а как историческое образование, отразившее последовательные перемены в общественном быте и мировоззрении древних индоариев. Разумеется, есть у этого подхода и свои издержки, отдельные исторические интерпретации могут производить впечатление несколько произвольных и проблематичных, но следует помнить, что в интерпретации ведийских мифологем, по существу, и не бывает окончательных, всеми признаваемых решений.

Выходя за пределы ведийской проблематики и обращаясь к древнеиндийскому эпосу (статья 1952 г. «Махабхарата: ее происхождение и развитие», см. наст, изд.), Р.Н.Дандекар вновь оказывался на высоте, демонстрируя как умение оценить по достоинству новейшие достижения в данной области передовых ученых (в частности, идеи В.С.Суктханкара о первоначальном бытовании этической традиции в «текучей», нефиксированной, т.е. устной, форме и в кшатрийской среде, а также о последующем «редактировании» эпоса представителями брахманского клана Бхаргавов), так и способность к выработке собственных оригинальных концепций. Отталкиваясь от идей В.С.Суктханкара, Р.Н.Дандекар выдвинул плодотворный тезис о вероятности продолжи-тельного сосуществования кшатрийской (или народной) традиции сказителей- сут, со временем выкристаллизовавшейся в эпос и первоначальные формы пуран, с брахманской «традицией мантр». Статья Р.Н.Дандекара о «Махабхарате» имеет первостепенное значение как для исследований древнеиндийского эпоса, так и для проблемы истоков индуизма.

Индуизм, по мнению Р.Н.Дандекара, — это религия, в которой мифология (рассматриваемая, как и ведийская, в развитии, т.е. «эволюционирующая») играет исключительную роль, выступает «существенным образующим фактором»[7]. В индуизме, отмечал он, одновременно «представлены различные уровни религиозной веры и религиозной практики, а также различные этапы культурного развития» (статья «Что такое индуизм?», см. наст. изд.). Каркасом, скрепляющим эти «различные уровни» в единое целое, началом, связующим, скажем, элитарные философские построения с народными обрядами и верованиями в единую религиозную систему индуизма, является, бесспорно, мифология — синкретическое мировоззрение, за пределы которого так полностью никогда и не вышли никакие формы познания и отражения действительности из числа присущих традиционной индийской культуре.

Диапазон научных интересов Р.Н.Дандекара был чрезвычайно широким. У него есть интересные работы по политической и социально-экономической истории Индии в разные периоды (от ведийской «битвы десяти царей» до эпохи Гупт), статьи по литературе и истории культуры классического периода, наконец, по таким специальным предметам, как «ведийская психология», классическая индийская философия или нитишастра — традиционная «наука политики». Но это — пусть удачные и талантливые — все же только экскурсы в области смежных дисциплин от того, что составляет общепризнанный вклад Р.Н.Дандекара в мировую индологическую науку, что он и сам считал своим основным делом — от исследований в области ведийско-индуистской мифологии. Это обстоятельство, равно как неизменный, глубокий интерес наших читателей к индийским религиям мы и учитывали прежде всего при составлении настоящего сборника.

В 1990-х годах ведийские исследования в Индии вступили в свой новый этап. Правительство страны предприняло ряд важных мер, направленных на поддержание и развитие непрерывно существующей на протяжении как минимум трех тысячелетий, но в современных условиях клонящейся к угасанию живой ведийской традиции. Было объявлено о назначении ученым-пандитам, хранящим в памяти тексты вед и порядок ритуала, государственных пенсий, о мерах для обеспечения преемственности ученичества. Развернут сбор ведийской информации (включая аудио- и видеозапись текстов и обрядов). Поставлена цель значительно активизировать в Индии научное осмысление собранного материала, т.е. собственно ведийские штудии. Был учрежден Государственный институт ведологии (Раштрия ведавидья пратиштхан) с центром в Дели и филиалами во многих городах[8]. Душой этого научного и культурно-общественного движения явился, разумеется, Р.Н.Дандекар. Но, к великому сожалению, в последующие годы почтенный возраст и недуги вынудили его снизить активность, отказаться от участия во многих научных предприятиях. И без преувеличения можно назвать это одной из причин того, что движение, направленное на поддержку ведийской традиции и усиленное ее изучение, стало принимать порой нежелательные, сомнительные в научном отношении формы. Некоторые индийские ученые и околонаучные деятели идеализируют ведийское знание, объявляют его познаваемым только «изнутри», т.е. доступным пониманию лишь самих индийцев. Они приписывают ведам астрономическую древность и провозглашают ведийских ариев автохтонами Индии. Цивилизация долины Инда, переименованная ультрапатриотами в «цивилизацию Сарасвати» (ведь Инд протекает по территории современного Пакистана!), провозглашается без всяких к тому доказательств, кроме дилетантских «дешифровок» индского письма, принадлежащей ведийским ариям. Родство ведийского санскрита с другими языками индоевропейской семьи либо игнорируется, либо объясняется исходом в незапамятные времена всех носителей индоевропейских языков из Индии. Сравнительное языкознание объявляется «колониалистской лженаукой». Выдвинута фантастическая гипотеза о происхождении санскрита, с одной стороны, и дравидийских языков, с другой стороны, из общего праязыка. Все это очень напоминает распространение марризма в СССР в 1920-1930-х годах, когда осознанное или неосознанное желание снять межэтническую напряженность внутри страны, в сочетании с идеологией «пролетарского интернационализма», естественным образом породило «теорию», провозглашавшую все народы, например, Кавказа или Поволжья в равной мере прямыми культурными потомками мифических «яфетидов»[9]. Но параллель между современными националистическими тенденциями в индийской науке и марризмом внушает некоторый оптимизм. Ведь марровское «новое учение о языке» вместе со своими идеологическими предпосылками давно сгинуло, а истинная наука, с которой это лжеучение боролось, живет и развивается. У меня нет сомнений в том, что новые поколения индийских ученых дистанцируются от националистических крайностей и возродят лучшие традиции индийской науки. И образцом для них, конечно, будет служить Р.Н.Дандекар — идеальный посредник между ведийской традицией и нынешней наукой, «рожденный в готре Васиштхи»[10], но уже в юности сочетавший свое ведийское духовное наследие с тягой к высшим достижениям современной учености.

Я.В.Васильков

Предисловие к русскому изданию

В последние годы, особенно на Западе, наблюдаются значительные изменения в концепциях индологии. Можно сказать, что сейчас индология как бы удлинилась хронологически, расширилась с точки зрения диапазона и содержания и углубилась в том, что касается подхода и методологии. Первоначально термин «индология» в основном ограничивался изучением древней, а в некоторых случаях — средневековой Индии. Конечно, и раньше раздавались голоса в научных кругах, протестующие против того, чтобы понятие «традиционная Индия» понималось слишком узко. При этом утверждалось, что человек — дитя не только природы, но прежде всего истории. Действительно, человеческая самобытность имеет свои корни в традиции. Игнорировать традицию — значит проявлять нечестность и трусость. Из этого вытекает наша задача: изучить то, что понимается как традиция, и подойти к ней как к образу жизни, в котором воплощены человеческое достоинство, свобода и творчество. Можно согласиться с тем, что человеческая природа не является неизменной, но при этом она достаточно устойчива для того, чтобы серьезное изучение древней классики было возможным.

Диапазон индологии в старом ее понимании также был достаточно ограничен. Индология занималась в основном тем, что можно назвать религиозно-философскими и лингволитературными аспектами культуры Индии. К счастью, индология превратилась в более широкую науку и охватывает теперь такие области знания, как общественные науки, искусство и даже естественнонаучные, точные и технические дисциплины.

Еще одной особенностью современных индологических исследований является применение междисциплинарных методов. Теперь уже ясно, что лингвистическое изучение проблем древнеиндийской культуры будет более эффективным, если его подкрепить грамотным использованием археологических, этнографических, социологических и определенных исторических сведений. Аналогично, любое сколько-нибудь значимое исследование по Индии не может состояться без непосредственного погружения в индийскую жизнь.

На начальных этапах эти концептуальные и методологические изменения в индологии привели к излишнему увлечению современной Индией в ущерб ее классической эпохе, и появилась даже боязнь, что санскрит и классическая индийская культура будут преданы забвению. К счастью, эти страхи не оправдались.

Традиционно полагают, что веды суть апаурушея[11], что в них со-держится абсолютная истина или что они являются источником всей индийской культуры и цивилизации. К этому я хочу добавить, что веды — это безграничный и увлекательный предмет исследований и изучения.

В истории индологии были времена, когда вся индийская культура и цивилизация обычно сводились к одному источнику — ведам. Современная индология стремится рассматривать веды в соответствующей исторической перспективе. Следует заметить, что о социальной и религиозной ситуации в древней Индии мы узнаем не только из вед. Нужно помнить, что когда арии переселились в Индию, то они застали там отнюдь не религиозный вакуум. Достаточно оснований утверждать, что в разных регионах доведийской, неарийской Индии существовали различные религиозные секты. Хотя многие из этих культов, возможно, и отступали на задний план под давлением энергичного ведийского образа жизни и мышления, отдельные культы оказались настолько влиятельными, что даже сторонники ведизма были вынуждены ассимилировать их в том или ином виде в рамках своей религиозной идеологии. И когда в ходе религиозной истории Индии ведизм постепенно пришел в упадок, эти народные религиозные культы вновь вернули свои позиции и превратились в религию всего народа. Так возник индуизм, ставший величайшим явлением религиозной истории Индии. История индуизма поэтому может быть представлена в виде следующих основных этапов: доисторический индуизм; ведийская интерлюдия; классический индуизм, его консолидация, проникновение в касты, религиозные секты и философские системы; индуизм и его конфронтация с современностью.

Таков вкратце один из аспектов концепции моих исследований, которые, как я к своему удовольствию узнал, предстанут перед русскоязычным читателем.

17 марта 1990 г.
Индия, Пуна,
Востоковедный институт Бхандаркара

Р.Н.Дандекар

Список сокращений

Таблица сокращений
Ав Авеста АА American Anthropologist, Washington
АВ Атхарваведа AbhBGW Abhandlungen der Bayerischen Gesellschaft der Wissen-shaften, Miinchen ABORI — Annals of the Bhandarkar Oriental Research Institute, Poona
АйтАр Айтарея-араньяка AiWb Kurzgefasstes etymologisches WOrterbuch der altindischen Sprache by C.C.Uhlenbeck
АйтБр Айтарея-брахмана AJPh American Journal of Philology
АП Агни-пурана AL Acta Lingvistica, Copenhague
АпастШрС Апастамба-шраутасутра ALB Adyar Library Bulletin
АС Ахирбудхнья-самхита Anz.f.ISAK Anzeiger filr indogermanische Sprach- und Altertumskunde
АтхУп Атхарвашира-упанишада АО Acta Orientalia
АшвГрС Ашвалаяна-грихьясутра AOS American Oriental Society
АшвШрС Ашвалаяна-шраутасутра Arch.f.Rel. Archiv fur Religionswissenschaft
БауДхС Баудхаяна-дхармасутра Arch.Or. Archiv Orientalni, Prague
БГ Бхагавадгита ASI Archaeological Survey of India
БрихаджУп Брихаджджабала-упанишада As.Res. Asiatic Researches
БрС Брахмасутры BAII Bulletin of the American Institute for Iran
БрУп Брихадараньяка-упанишада BB Bezzenberger»s Beitrage zur Kunde der indogermanischen Sprachen
БС Брихатсамхита BDCRI Bulletin of the Deccan College Research Institute
БхавП Бхавишья-пурана Bh.Vid. Bharatiya Vidya, Bombay
БхагП Бхагавата-пурана BITCM Bulletin of the Institute of Traditional Cultures, Madras, Madras University
БхасУп Бхасмаджабала-упанишада BSGW Berichte der philologisch-historischen Klasse der kOniglichen Sachsischen Gesellschaft der Wissenschaften
ВаджС Ваджасанеи-самхита BSOAS Bulletin of the School of Oriental and African Studies, London University
ВамП Вамана-пурана BSOS Bulletin of the School of Oriental Studies
ВаюП Ваю-пурана CASS Studies Studies publ. by the Center of Advanced Study in Sanskrit
ВаюС Ваю-самхита CHI Cambridge History of India
ВишП Вишну-пурана СII Corpus Inscriptionum Indicarum
ГопБр Гопатха-брахмана CR Calcutta Review
ГхДж Гхата-джатака CUR Ceylon University Review
ДжабалаУп Джабала-упанишада EMH Etudes de mythologie hindoue.— Bulletin de Pecole francaise d»Extreme-Orient, Paris
ДжабалиУп Джабали-упанишада ERE Encyclopaedia of Religion and Ethics by Hastings
ДжБр Джайминия-брахмана GGA Gottinger Gelehrte Anzeigen
ДжУпБр Джайминия-упанишад-брахмана GIPh Grundriss der indoiranischen Philologie
ИшаУп Иша-упанишада GSAI Giomale della Societa Asiatica Italiana
ИшвС Ишвара-самхита HIL History of Indian Literature, by M.Winternitz
КА Артхашастра Каутильи Hist. Rel. History of Religions, University of Chicago
КайвУп Кайвалья-упанишада HJAS Harvard Journal of Asiatic Studies, Cambridge, Mass.
КатхС Катхака-самхита HOS Harvard Oriental Series, Cambridge, Mass.
КатхУп Катха-упанишада IA Indian Antiquary
КаушБр Каушитаки-брахмана IAS Indo-Asian Culture, Indian Council for Cultural Relations, New Delhi
КаушС Каушитаки-самхита Indian Culture, Calcutta
КаушУп Каушитаки-упанишада IE and IEs Indo-European and Indo-Europeans (ed. G.Cardona et al.)
КенаУп Кена-упанишада IF Indogermanische Forschungen
КурП Курма-пурана IHQ Indian Historical Quarterly, Calcutta
ЛП Линга-пурана IIJ Indo-Iranian Journal
МайтраС Майтраяни-самхита IL Indian Linguistics
МайтриУп Майтри-упанишада IS Indische Studien ed. by A.Weber
Ману Ману-смрити ISIH An Introduction to the Study of Indian History by D.D.Kosambi
МаркП Маркандея-пурана JA Journal Asiatique
МатсП Матсья-пурана JAHRS Journal of the Andhra Historical Research Society
МБ Махабхашья JAOS Journal of the American Oriental Society, New Haven
Мбх Махабхарата JAS Journal of the Anthropological Society, Bombay
МДж Махомагга-джатака JASBen Journal of the Asiatic Society of Bengal
МундУп Мундака-упанишада JASBL Journal of the Asiatic Society of Bengal, Letters
МШрС Манава-шраутасутра JBAWG Jahresbericht der Akademie der Wissenschaften in G6ttingen
ПанчабрБр Панчабрахма-брахмана JBBRAS Journal of the Bombay Branch of the Royal Asiatic Society
ПанчабрУп Панчабрахма-упанишада JBHU Journal of the Banaras Hindu University
ПанчавБр Панчавимша-брахмана JBomU Journal of the University of Bombay
ПанчадхБх Панчадхьяи-бхашья JBORS Journal of the Bihar and Orissa Research Society
ПП Падма-пурана JBRS Journal of the Bihar Research Society, Patna
ПС Панчаратра-самхита JESHO Journal of the Economic and Social History of the Orient, Leiden
ПТ Падма-тантра JGJRI Journal of the Ganganath Jha Research Institute
РВ Ригведа JIES Journal of Indo-European Studies, Hattiesburg, Miss.
РудУп Рудракшаджабала-упанишада JISOA Journal of the Indian Society of Oriental Art, Calcutta
САмП Самба-пурана JOIB Journal of the Oriental Institute, Baroda
СВ Самаведа JORM Journal of the Oriental Research, Madras
СК Санкхьякарика JRAS Journal of the Royal Asiatic Society, London
СкП Сканда-пурана JUPHS Journal of the University of Poona, Humanities Section
ТандБр Тандья-брахмана KRCOI(orCOI), GJVol K.R.Cama Oriental Institute Golden Jubilee Volume
ТАр Тайттирия-араньяка KSS Kashmir Sanskrit Series, Jammu
ТБр Тайттирия-брахмана KZ Zeitschrift filr vergleichende Sprach-wissenschaft begrilndet von A.Kuhn
ТМБр Тандья-махабрахмана Lg Language, Baltimore
ТС Тайттирия-самхита LRV La religion vedique d»apres les hymnes du Rig-Veda by A.Bergaigne
ЧхУп Чхандогья-упанишада MI Man in India, Ranchi
ШанкхГрС Шанкхаяна-грихьясутра MIC Mohenjo-Daro and the Indus Civilization by J.Marshail
ШанкхШрС Шанкхаяна-шраутасутра MKNAW Mededelingen der Koninklijke nederlandse Akademie van Wetenschappen, Amsterdam
ШБр Шатапатха-брахмана MSS MUnchener Studien zur Sprachwissenschaft
ШБрК Шатапатха-брахмана, редакция Канва NG Nachrichten von der Gesellschaft der Wissenschaften zu GOttingen
ШвУп Шветашватара-упанишада NIA New Indian Antiquary
ШП Шива-пурана Np.Et Neupersische Etymologie
ШС Шрипрашна-самхита NR The New Review
ЯВ Яджурведа 00 Orient and Occident by Th.Benfey
OST Original Sanskrit Texts
OZ Ostasiatische Zeitschrift
PAIOC Proceedings of the All-India Oriental Conference, ABORI, Poona
PAOS Proceedings of the American Oriental Society (publ. in the relevant numbers of JAOS)
PICO Proceedings of the International Congress of Orientalists
PIHC Proceedings of the Indian History Congress, Bombay
PTS Pali Text Society
QJMS Quarterly Journal of the Mythic Society, Bangalor
QRHS Quarterly Review of Historical Studies, Calcutta
RdV Die Religion des Veda by H.Oldenberg
RHR Revue de l»histoire des religions
RO Rocznik Orientalistyczny, Lwow
RPVU The Religion and Philosophy of the Veda and Upanishads by A.B.Keith
RSO Rivista degli Studi Orientali. Roma
SBAW (or SAW) Sitzungsberichte der Akademic der Wissenschaften
SBBAW Sitzungsberichte der Bayerischen Akademie der Wissenschaften, Munchen
SBE Sacred Books of the East
SBGW Sitzungsberichte der Bayerischen Gesellsehaft der Wissenschaften
SCOAPO Studia Classica et Orientalia Antonio Pagliaro oblata, Roma
SF Studio, Firenze
SOAS School of Oriental and African Studies, University of London
SP Summaries of Papers
SW Sanskrit-Worterbuch by O.Bohtlingk and R.Roth
TC Tamil Culture, Madras
UCR University of Ceylon Review, Peradeniya
VBQ Visvabharati Quarterly
VIJ Vishveshvaranand Indological Journal, Hoshiarpur
VM Vedische Mythologie by A.Hillerbrandt
VMM Vedic Mythology by A.A.Macdonell
VS Vedische Studien
VSMRS Vaisnavism, Saivism and Minor Religious Systems by R.G.Bhandarkar
WBzR WOrterbuch zum Rig-Veda by H.Grassmann
WuS W6rter und Sachen
WZKM Wiener Zeitschrift fur die Kunde des Morgenlandes
WZKSA Wiener Zeitschrift fur die Kunde des Sud-Asiens und Archiv fur indische Philosophic, Wien
ZDMG Zeitschrift der deutschen morgenlSndischen Gesellsehaft
ZII Zeitschrift fur Indologie und Iranistik
ZKM=WZKM
ZvS=KZ

Скачать

Примечания

  1. К сожалению, онлайн-формат не позволяет разделять примечания. Поэтому мы объеденили примечания автора и примечания редакции вместе. Но что бы читатель мог различать примечания, в начале каждого примечания редакции или в конце каждого примечания редакции стоит указание: «Прим.ред.».
  2. Письмо из Берлина от 18 апреля 1932 г. (Санкт-Петербургское отделение Архива РАН, ф. 208, оп. 3, № 685).
  3. Guntert H. Der arische Weltkflnig und Heiland. Bedeiitungsgeschichtliche Untertumskunde. Halle, 1923.
  4. Gonda J. The Popular Prajapati. — Hist. Rel. Vol. 22 (1982), c. 129-149.
  5. Gonda J. Prajapati and the Year. Amsterdam, 1984, c. 55.
  6. См., например: Махабхарата. Книга третья. Лесная. М., 1987, с. 75,618.
  7. См. не вошедшую в наш сборник статью: Indian Mythology.— The Cultural Heritage of India. Vol. 2. Calcutta, 1962, c. 223-239.
  8. Елизаренкова Т.Я. Гарвардское совещание ведологов и ведология в СССР.— Народы Азии и Африки. 1990, № 2, с. 148.
  9. См. об этом подробнее: Васильков Я.В. Трагедия академика Марра. — Христианский Восток. Новая серия. Т. 2 (VIII).2001, с. 414-415.
  10. Vasisthagotrajah. Так именует себя Р.Н.Дандекар в санскритском стихе, которым он предварил одну из своих статей, посвященную памяти Guntertacarya — «Учителя Гюнтерта». См.: Dandekar R.N. The Two Births of Vasistha. A Fresh Study of Rgveda VII. 33. 9-14. — Giintert H. Gedenkschrift. Innsbruck, 1973, c. 425.
  11. Букв, «нечеловеческое», т.е. веды имеют божественное происхождение.