Кула-марга

Материал из ШайваВики

Куламарга

Бен Хошур

Перевод с английского: Savitri Devi


Обзор куламарги

Куламарга значительно отличается от мантрамарги. Существуют два различных культа божеств, первый из которых следует мантрамарге (тантра-пракрия), а другой, рассматриваемый как более возвышенный, следует куламарге (кула-пракрия). В последнем, вместо сложного и трудоёмкого процесса инициации через предложение священного огня (хотри-дикша), который имеет место в мантрамарге, мы наблюдаем инициацию через стимуляцию (авеша) Богиней и поглощение "нечистых" священных веществ.

Также встречаются половые сношения со священной супругой (дути) как центральный элемент личного поклонения (адьяяга), кровавые жертвоприношения и коллективные оргаистические обряды, проводимые в собраниях инициированных и женщин из низших каст. Двумя ритуальными компонентами системы Абхинавагупты являются: Тантра-пракрия, экзотерическая (внешняя) нормативная литургия всего тантрического сообщества, в центре которой Господь Бхайрава и кула-пракрия, включающая в себя тайные и эзотерические обряды внутреннего круга "клана" посвящённых, в центре которого Богиня и её воплощения во множестве богинь. В своём толковании каула-пракрии Абхинавагупта сублимирует (возвышает), преукрашивает и придаёт смысл основной массе таких практик как своего рода медитативного аскетизма, чьей целью является реализация трансцендентной субъективности, которая неизбежна во внешнем и внутреннем мире. В дальнейшем он переводит ритуал из формы действия к форме "знания".

Куламарга, часто называемая «учением кулы» (куласасанам, куламная, и т.п.) или просто кула, была сосредоточена на умилостивлении богини Кулешвари с или без Бхайравы (Кулешвара), окружённой восемью Матерями, сопровождаемая Ганешей и Ватукой, почитаемая четырьмя сиддхами, которые проповедывали традицию со своими супругами, последним из которых были Матсьендра (Маччханда) и его супруга Конкана, а также шестью не соблюдающими целибат принцами (раджапутра), которые были сыновьями этой пары со своими супругами, но их наличие могло быть изменёно в литургических системах более очевидным тождеством центральному божеству.

В ранней классификации, приводимой в "Чинчинимата" разьясняются 4 формы культа Каула, названных "линиями передачи" (анвая) или "учениями" (амная), каждая из которых представляет одно из четырёх основных направлений: -восточное (пурвамная), связанная с богиней Кулешвари и тесно соотносящаяся с учением Трики; -северное (уттарамная), связанная с богиней Кали (Каласамкаршини); -западное (пашчимамная) - с богиней Кубджикой и её супругом, Навитманом; - южное (дакшинамная) - с Камешвари и богинями, известными как Нитьи. Последнюю линию передачи затмило своё собственное образование - культ милостивой богини Трипурасундари, известной как Шри Видья, которая в итоге стала наиболее распространённой и популярной формой почитания шакт, активно поддерживаемой вплоть до нашего времени. Такова была ситуация до 12 в. н.э.

Потенциал этих традиций не был исчерпан. В более поздние времена, предположительно в восточной Индии после упадка буддизма, в более ранних каулических\шактийских источниках не встречаются такие богини как Шьяма (Дакшинакали), Тара, Чхиннамаста, Дхумавати, Багаламукхи и Бхуванешвари, появившиеся на новой волне шиваитско-шактийской письменных источников и сформировавших, в конце-концов, вместе с Трипурасундари определённую систему, известную как десять богинь-Махавидий и сохранившую в культах Тары и Чхиннамасты два божества буддийской тантрической традиции, которые ранее были очень влиятельны в регионе, включающем современные государства Бенгал, Бангладеш, Бихар и Орисса.

Предшественники куламарги: капалики и культ Йогини

Куламарга представлена традициями капалики, основной формой отправления аскетических обрядов которой являются практики с использованием фрагментов черепа. Истоки происхождения капалики очевидны из иконографии божественной пары. Совершая поклонения в непосредственной близости от шмашанов, аскеты-капалики носили украшения из костей и увенчанные черепами посохи капалической традиции. Поэтому капаликов ещё называли "люди с черепами", так же как и аскетов лакулы высшего пути, которые носили с собой посох, увенчанный верхней частью черепа (кхатвирага) и чашу для подаяний из черепа, таким образом они исполняли "великий обет" - покаяние за Брахманичиду ("убийство брахмана").

Аскеты капалики были полной противоположностью добропорядочного смарта-брахмана-домохозяина или даже шиваитского сиддхантина. Тем не менее, их учения и практики были развиты на основании идеологии шиваитской сиддханты, которые были радикально переосмыслены. Аскеты-капалики жили на шмашанах, подражая своим грозным божествам и умиротворяя этих божеств подношениями крови, мяса, алкоголя и половых секреций от ритуальных соитий, игнорируя кастовые различия. Их деятельность считалась очень оскверняющей для ортодоксальных брахманов, и даже, один взгляд на такого аскета мог осквернить брахмана. Ортодоксальные брахманы совершали только чистые вегетарианские подношения своим богам и их сексуальная активность была ограничена сводом законов варнашрама-дхармы и исключена из сферы пуджи (церемонии поклонения). Вместо вегетарианской еды капалики предлагали мясо, а вместо молока - вино. Целью капалика были сверхъестественные возможности (сиддхи), которых, по его мнению, он мог достигнуть через нарушение социальных запретов, умиротворяя божеств теми жертвоприношениями, за которые ведийские практикующие были бы прокляты, и используя возможности своего божества путём контролируемой одержимости.

Храм 64 Йогини

В то время, как правое направление - сиддханта создавала свою религию по ведийскому прототипу, который превалировал в более ранней индуистской религии (особенно 1000 г. до н.э. - 400 г. н.э.), левое течение куламарга или каула возникло из не менее древнего, но более "старо-радикального" слоя индуистской религии - увлекательного и странного мира шаманского видения мира умиротворения сущности Богини и Йогини с головами животных. Эта часть индуистской религии недостаточно хорошо задокументирована, поскольку, в основном, не имела письменных свидетельств, хотя мы видим много признаков её влияния на религии, имеющие письменные традиции. Этот шаманский мир был более древним культурным слоем течения каула, основой его эстетических образцов (шаблонов), включая ритуалы и обряды для достижения сверхъестественных сил, которые могут показаться современному человеку сомнительными, невероятными или даже отвратительными.

Садхака, или практикующий аскет исполнял эти обряды на шмашанах, используя такие мортуарные элементы как человеческие черепа и пепел с погребальных костров. Обряды были предназначены для вызывания группы диких и жестоких богинь, зачастую представляемых духами природы (называемые апсарами, дакини, матрами, грахинями и т.д.), которых возглавляла главная богиня или гневная форма самого Шивы - Бхайрава. Если практика садхаки была успешной, то божество возникало перед ним, после чего он должен был совершить кровавое или жертвенное подношение. Согласно мифологии, он должен был быть принят богинями и вознестись на небо вместе с ними, возглавив их дикую группу, другими словами, стать подобным самому Бхайраве.

Около 9-10 вв. произошёл сдвиг парадигмы рода от вышеупомянутых ранних форм каулической практики, которая подразумевала аскетизм на шмашанах, а также использование кровавых жертвоприношений и алкоголя как средств для кормления и удовлетворения множества ужасающих божеств кулы (клана). Акцент сместился от кормления этих хищных божеств к такому типу эротическо-мистических практик, которые предполагали участие женщин клана, коллективно известных как Йогини, возглавляемые ужасающим мужским божеством Шивой-Бхайравой вместе с супругой Богиней (Агхорешвари, Ума, Чанди, Шакти и т.п.)

Обряды каулы были основаны на культах Йогини, средневековых преемницах Матрик (Матерей), Якшинь (дриад), Грахинь (хранительниц) более ранних традиций, которые также были представлены как сверхъестественные или противоестественные гибриды людей, животных, птиц и растений. Эти недовольные женские божества, находящие в промежуточном положении между божественным и демоническим миром, были то жестокими, то доброжелательными по отношению к людям, которые традиционно почитали их кровавыми подношениями и жертвоприношением животных. Однажды удовлетворённые упомянутыми жертвоприношениями, Йогини представали как восхитительные молодые женщины и, в свою очередь, благословляли своих человеческих преданных сверхъестественными силами (сиддхами), чаще всего, способностью летать.

Йогини мандала

Обусловленная одержимость этими Йогини была основным средством к кульминации каулы - "кланообразующим" практикам, также называемые "клановые практики" (кулачара), "религия клана" (куладхарма) или "полученные знания клана" (куладжняна). Практикующие каулу были, прежде всего, озабочены получением мирских сверхъестественных сил (сиддх) и физическим бессмертием (дживанмукти) вместе с наслаждением (бхукти) вышеупомянутыми силами и бессмертием, имеющими больший приоритет, нежели любой идеал возвышения сознания или освобождение от телесной оболочки и цикла перерождений (мукти), к которому стремились более традиционные практикующие тантру. Эти силы приобретались в результате взаимодействия с Йогини, которые в контексте каулы отождествлялись с ритуальными супругами практикующего. То есть, Йогини в каулической традиции рассматривались одновременно как женщины из плоти и крови, с которыми взаимодействовали мужчины-практикующие и как разрушительные полубожественные существа, которые были объектами их культа поклонения. В светской литературе эти Йогини были часто изображены как ведьмы или колдуньи, двойственные по своей природе, могущественные и опасные личности, к которым могли даже приблизиться только героические мужчины, не говоря уже о попытке их завоевать. Именно по этой причине полностью инициированные практики каулы называли себя «Вира» (герой, победитель); кроме того, они считали себя совершенными существами (Сиддхами), отождествляя себя таким образом с классом другим божественных существ, аналогичных Йогини в эпической и средневековой индуистской мифологии.

В некоторые ночи по лунному и солнечному календарю практикующие каулу собирались на на шмашанах или "местах" (питха), "клановых горах" (кула-парвата) или "полях" (кшетра). Эти собрания назывались "смешение" (мелака, мелана, мелапа), включая в себя соединение инициированных мужчин и женщин - Йогини, чьё присутствие и взаимодействие с героями (Вира) или совершенными (Сиддхи) было непременным условием в каулической практике.

На этих собраниях Йогини должны спуститься с небес для встречи со своими супругами, ожидающими их на земле. Появления Йогини стимулировались плотью людей и животных, служивших для них пищей, однако, Сиддхи или Виры силой своей практики могли предложить Йогини более тонкий и более мощный источник энергии. Это было их семя (вирья) - очищенная суть элементов их тел. Йогини, удовлетворённые этим подношением, должны были предложить сиддхам или вирам свои формы милости. Вместо того, чтобы их поглотить, они должны были им предложить встречную демонстрацию своих половых секреций, что было необходимо партнёрам мужчинам в той же мере, как Йогини нуждались в мужском семени. Почему?

Согласно каулической традиции верховное божество (или богиня в традиции крама) эманирует себя в форме объединения 8 великих богинь, которые, в свою очередь, порождают несколько сфер женской энергии (обычно 64), которые были прибежищем Йогини. Эти полубожественные Йогини и человеческие женщины, которые были их воплощением, носили в своих телах зародышевую плазму Божества, называемую куламрита ("нектар клана"), куладравьям ("жидкость клана"), йони-таттва ("сущность йони"), аджня ("приказание"), дравья ("жидкость") или кула ("клан"). В то время, как эта божественная жидкость естественно протекает через женщин, считалось, что она отсутствует у мужчин. Таким образом, единственным способом, которым мужчины могли получить доступ к потоку верховного божества, находящего на высшей точке мандалы (графическое изображение клана) было через Йогини, которые образовывали или населяли её внешние круги.

Только через инициацию посредством продолжительного взаимодействия с Йогини эти мужчины могли получить доступ к сущностносной жидкости и безграничной энергии верховного божества. Для этого было необходимо, чтобы практикующие мужчины были "осеменены" или, точнее, "обагрянены" половыми или менструальными секрециями Йогини: прикладывание ко "рту" Йогини было их единственным путём в члены клана и необходимой предпосылкой для этого. Здесь, под "ртом" Йогини подразумевалась её вульва, а "питие женских половых секреций" (раджапана) - основное средство для удовлетворения всех мужских потребностей.

Поклонение йони

Таким образом, эротико-мистическая практика "тантрического секса", практикуемая последователями каулы, в основном, включала в себя питие этих энергетических веществ, которыми были половые секреции, либо взаимное оральное совокупление или такой формы генитального секса, которая называется "ваджроли мудра" (уретральное всасывание), посредством которого партнёр-мужчина использовал свой пенис как соломинку для высасывания половых секреций партнёра-женщины. В результате такого взаимодействия появлялась желаемая способность летать, которая позже была освоена и переосмыслена как средство переживания божественного сознания, но, вероятнее всего, отражала поиски сверхъестественных сил среди каул.

С момента своего возникновения каула в основном состояла из телесно-ориентированных техник для управления несколькими, в основном, женскими существами, как для собственной выгоды, так и в качестве инструмента, используемого против других. Их можно свести к трём основным принципам:

  1. Мантры, правильно и при надлежащих условиях провозглашённые аккустические формулы для того, чтобы управлять вышеупомянутыми существами;
  2. Техники одержания, при которых эти же существа могли действовать через чьё-нибудь собственное тело;
  3. Удовлетворение этих существ через жертвоприношения, с применением или без преобразующего средства - ведийского огня. В этом последнем случае, высшее подношение – это ни что иное, как компоненты тела самого практикующего. Таким образом, человеческие последователи приносили наивысшую жертву своей собственной личности, побуждая тантрическое божество к обмену необъяснимымы силами и сверхъестественными наслаждениями. Эти три типа практики составляли основные тантрические направления в истории южно-азиатских религий.

Уайт фактически утверждает, что "тантрический" секс был средством передачи эзотерических знаний через получения половых секреций изо "рта" (вульвы) Йогини, которые служили для инициации практикующих в линию передачи каулы через знание, содержащееся в секрециях или информацию, передаваемую посредством полового акта.

Ранняя каула

Каулой иногда называется всё левое направление тантры - недвойственное, трансагрессивное, основанное на поклонении богине направление, но в пределах этих отличительных категорий также существовало особое формирование линии передачи, называемые каулой, которое было определено ранее как куламарга. Она возглавлялась полуисторической-полулегендарной фигурой – Маччханда Натхом (или Матсьендрой - "Господь Рыбак") ориентировочно в 8 в.. Маччханда был одним из самых высокопочитаемых мастеров тантры, считавшимся махасиддхом как в шиваитских, так и буддийских верованиях, и даже был возведён в ранг божества в непальской долине Катманду, где до сих пор отмечают ежегодный праздник в его честь, несмотря на то, что там его учение давным-давно было забыто.

Матсьендра Натх

В первоначальных источниках он почитается как аватара или открывающий Истину в четвёртом и текущем периоде Кали-юги. Он был родом из Камарупы (современный Ассам), находившемся на дальнем востоке Индии, но, должно быть, много путешествовал, поскольку известно, что прозвище его партнёрши и супруги было Конканамба - "Мать из Конкана" - места, на западном берегу современного Бомбея. К сожалению, её имя не было так же хорошо известно, как имя её партнёра, несмотря на то, что они воспевались как пара пробуждённых мастеров. Они почитали Шиву и Шакти как супружескую пару под именами Кулешвара и Кулешвари (господин и госпожа семьи). Позже их последователи поддверглись влиянию каул, которые также использовали эти имена для тех или иных особых почитаемых ими форм Шивы и Шакти.

Маччханда или Матсьендранатха был сиддхом, который включил учения капаликов и связанный с ними культ Йогини в своё произведение "Кауладжнянанирная" ("КДнН"), из-за чего, в более поздних текстах был провозглашён основателем каулы. "КДнН" - возможно, один из основополагающих текстов каулы, датируемый приблизительно 9 или 10 в. Этот окончательный текст каулы получил название "Возникший из брюха рыбы", где мифологическое описание повествует о Бхайраве, превратившегося в рыбака и извлекшего писания из брюха рыбы. Другим толкованием рыбьего живота является предположение (намёк) на экспрессивные и сексуальные практики каулических Йогини, поскольку живот может сжиматься и увеличиваться подобно половым органам.

Упоминается, что у Маччханды и Конканамбы было 12 сыновей. Шесть из них стали холостыми аскетами, а шесть остальных - женатыми домохозяевами. Маччханда и Конканамба инициировали именно этих последних и передали им своё мудрое учение. Примечательно, что имена этих шести сыновей не санскритские, а скорее, связанные с племенами, находившимися за пределами традиционного индийского общества, тем самым намекая на ранние шаманские истоки учения каулы. Эти шесть сыновей (вместе со своими супругами) основали шесть линий передачи, называемые овалли. Эти линии передачи распространены среди особых кланов, которые содержат сети домов недалеко от священных мест по всему субконтиненту и имеют на руках особые знаки, чтобы члены клана могли узнать друг друга. Имена шести кланов были: Ананда, Бодху, Авали, Орабху, Пада и Йоги, и их члены носили имена, заканчивающиеся на одно из имён клана соответственно.

Эта "самородная" линия передачи каулы не включена в число девяти основных сампрадай, которые будут в дальнейшем здесь обсуждаться, поскольку она не является отдельной школой в таком же понимании с собственными (религиозными) сектанскими доктринами и особым культом поклонения. Это был довольно специфический способ практики тантры с большим акццентом на чувственный аспект и его реальное значение заключается в том, что он оказал глубокое влияние на некоторые из школ левого направления, таким образом, что в одно и то же время были признаны оба варианта одной и той же секты. Например, существует трика мантрамарги и каулатрика куламарги.

Это влияние послужило для противопоставления трансцендентального акцента, заметного в некоторых ответвлениях традиции, которые характеризовали каулу более остальных, каким был акцент на превалирование тела и имманентных аспектов божественности. Полностью основанные на практике линии передачи учили использовать чувственный опыт как трамплин в божественное присутствие. Поэтому, сексуальные обряды и употребление трансагрессивных веществ, подносившихся Богу и употреблявшихся подносящим, практиковались только лишь в тех линиях передачи, которые находились под влиянием каулы. Это считалось необходимым в практике недвойственного отношения, типа "сказал-сделал"

Реформация каулы

К концу 9 в. каулы зачастую были высокообразованными людьми и изысканными эстетами, а порою, даже были связаны с царскими дворами. Однако им приходилось иметь дело с более ранней письменной традицией, иногда делалающей акцент на потусторонние магические обряды, некоторые из которых были оскорбительными для индуистского общества. Дело в том, что Древняя Индия была глубоко традиционным сообществом, в котором не имелось ни какой возможности запросто отвергать более ранний слой своей традиции. Если более ранняя традиция не соответствовала текущей парадигме, она должна была быть переосмыслена. Это именно то, что сделали более искушённые каулы классической тантры. Они не исполняли вышеописанные шаманские обряды буквально, а, скорее, утверждали, что дикие богини были воплощениями различных энергий человеческого ума и тела. Мортуарные символы были приняты для того, чтобы символизировать выход за пределы эго и привязанностей к телесно ориентированному самовосприятию. Они учили, что когда эго приостановлено, внешние объекты теряют свои различия и светятся внутри сознания как отпечатки чистого эстетического опыта. Богини чувственных энергий удовлетворяются этим подношением "нектара" и, таким образом, нисходят, соединяясь с сияющим и расширяющимся сознанием практикующего. Таким образом, он чувствует себя единым с сознанием блаженства. В итоге, получила известность метафора о полёте по небу подобно самому Бхайраве, чтобы обозначить впечатляющее божественное состояние, при котором освобожденный практикующий свободно летает по небу чистого осознания, свободный от повседневных ограничивающих суждений, но всё же пребывающий в теле (т.е. владеющий своими чувствами и функциями).

Этот процесс переосмысления (иногда называемый "герменевтика") является центральным для всех религий. Важно понимать, что он исходит из сердцевины религии, у него нет качества искусственности. То есть, толкователи считали, что они всего лишь описывали истинный, более глубокий смысл ранних писаний, суть того, что Бог всегда подразумевал. Это не означает, что искушённые толкователи каулы полностью отвергали тех аскетов, кто решал продолжать проводить ритуалы на шмашанах. Таких аскетов, оставшихся в меньшинстве, благосклонно терпели, примерно так же, как эксцентричного и социально неадекватного двоюродного брата, за которого, порой, неудобно, но всё же являющегося частью семьи.

Таким образом, утончённое и грамотное выражение недвойственной шиваитской тантры левого течения "вычистило" шокирующие или отпугивающие элементы более раннего почитания богини, не отвергая, а переосмысливая их как элементы внутреннего духовного опыта. Такие каулы были великими аскетами, особенно в Кашмире, где процветало левое направление. Для них наивысшим состоянием сознания было чаматкара, т.е. восхищение или эстетический экстаз, опыт восхищения истинной и живой красотой воплощённого существования. Их "эстетизация" более ранних традиций хорошо сочеталась с недуалистическими убеждениями; теперь они могли противостоять даже самым ужасным состояниям смерти и так называемым загрязнениям как аспектам их собственного божественного внутреннего состояния, аспектом всеобъемлющей красоты существования. Это можно увидеть в перспективе некоторых разновидностей тантрического искусства, изображающего больше грозных, чем доброжелательных божеств. Грозные божества являются исключительной особенностью недвойственного типа тантры.

Абхинавагупта исключил ритуал обмена секрециями и облагородил его, включив в более широкий набор ритуальных и медитативных техник. Эти техники были созданы таким образом, чтобы не нарушать правила чистоты, которые требовались для социального функционирования высшей касты. Эти теоретики игнорировали главную цель таких "тяжёлых" практик – преобразование и потребление половых выделений ради обретения сверхъестественных сил и истолковывали аморальные практики метафорически, замещая конечную цель с получения сиддх на расширение сознания, рассматриваемого в настоящее время как культивация божественного состояния сознания соответствующего блаженству, испытываемому при половом оргазме. Это было пересмотром формы тантры от ортопраксии к ортодоксии, от делания к знанию. Таким образом, к примеру, питиё женских менструальных выделений абстрагировалось в курс медитативных мантр.

Из-за некоторых исторических событий и предпосылок каула исчезла в 12-13 вв. с катастрофическим прерыванием линий передач от гуру к ученикам, что, скорее всего, было вызвано прогрессирующим мусульманским завоеваниями в Северной Индии. После этого уместно говорить лишь о возрождении тантры или каулы.

Wiki.shayvam.org.jpgНаши статьи.
® Этот материал был написан специально для проекта «Вики.Шайвам.орг».
Вы можете разместить его целиком или фрагментарно на любом стороннем сайте.
Администрация «Вики.Шайвам.орг» просит вас указать, что материал был взят с нашего сайта.
Спасибо!


Примечания