Вклад антропологии и генетики в решение индоарийской проблемы

Материал из ШайваВики

Семененко, Александр Андреевич
Вклад антропологии и генетики в решение индоарийской проблемы.[1]


Статья

Индоарийская проблема (инвазионизм/иммиграционизм против автохтонизма) была сформулирована лингвистами в то время, когда антропологии и генетики ещё не существовало[2]. Сейчас выводы этих дисциплин игнорировать невозможно, и филологам и историкам необходимо привести свои построения в соответствие с данными естественных наук.

Антропологическое обследование человеческих скелетов, обнаруженных во время археологических раскопок в бассейне Инда, показало, что в 4500—800 гг. до н.э. в регионе существовала биологическая преемственность населения без ощутимого популяционного влияния извне субконтинента[3]. Этот вывод признан лидерами инвазионистов/иммиграционистов как среди лингвистов (М. Витцель), так и среди археологов (Е.Е. Кузьмина)[4].

В ранних генетических исследованиях в гаплогруппе Rlal. наблюдалось снижение разнообразия по направлению от Ирана к Индии и это считалось доказательством движения генетического потока в Индию и внедрения туда индоевропейских языков. Но индийцы были представлены ограниченной выборкой из Гуджарата — юго-западного приморского штата Индии. Расширение индийской выборки на другие штаты привело к возникновению противоположной картины. Оказалось, что индийцы отражают более высокое разнообразие в гаплогруппе Rlal даже при сопоставлении с южно- и восточно-европейским населением. Неизбежным становился вывод о том, что индоевропейцы возникли в Индии и оттуда распространились в Европу[5].

В 2006 г. с целью изучения происхождения мужских линий наследования у индийского населения были проанализированы 38 маркеров 936 Y-хромосом в 32 племенных и 45 кастовых группах четырёх основных лингвистических семей Индии. Недавнее внешнее вливание в дравидоговорящие и хиндиговорящие кастовые группы оказалось слабым. Распределение некоторых Y-хромосомных гаплогрупп между населением Индии и Средней Азии наиболее экономично объяснялось глубоким общим родством между двумя регионами с распространением некоторых специфически индийских линий наследования на север. Y—хромосомные данные указывали на преимущественно южноазиатское происхождение кастовых сообществ Индии и это также опровергало вывод о каком-либо притоке из регионов к северу и западу от Индии земледельческого или индоарийского населения[6].

Y-хромосомы индийского населения отображают относительно незначительную генетическую дистанцию от Y—хромосом западных евразийцев. Это открытие первоначально увязывалось с миграциями носителей индоарийских диалектов в Индию. Поскольку гаплогруппа М17 (Rla) демонстрировала снижающуюся частоту от Средней Азии по направлению к Южной Индии, был сделан вывод о том, она является потенциальным маркером данного события. Генетики исходили из сценария «одна гаплогруппа приравнивается к одной миграции» и предположили, что набор гаплогрупп J2, Rla, R2 и L связан с миграцией индоевропейского населения и внедрением кастовой системы в Индию из Средней Азии[7].

Но если бы источником разновидности Rla в Индии действительно была Средняя Азия, тогда следовало бы ожидать обнаружения других происходящих из Средней Азии гаплогрупп (СЗ, DE, J*, 1, G, N, О) в Северо-Западной Индии в пропорционально сообразных частотах. Однако генетические исследования не подтвердили этот вывод. Если бы другие гаплогруппы были утрачены в результате гипотетического эффекта горлышка бутылки (т.е. сортировки линии наследования среди прибывших в Индию ранних индоариев), то следовало бы ожидать очень низкое генетическое разнообразие индийских линий наследования Rla. Но ситуация оказалась противоположной: гаплотиповое разнообразие на заднем плане Rla в Средней Азии и Восточной Европе было ниже, чем в Индии. Т.е. высокая частота встречаемости R1* и Rla у среднеазиатского и восточноевропей-скогонаселения (в большинстве случаев без R2 и R*) более экономично объяснялась движением генетического потока в противоположном направлении, а возможным источником распространения этих гаплогрупп становилась Южная Азия[8].

На основании этих данных генетики пришли к выводу о том, что необязательно искать источник мужских линий наследования у индийцев за пределами Южной Азии в эпоху возникновения оседлого земледелия. Они отвергли теорию о совместном прибытии нового народа, языка и земледелия в Индию через северо-западный коридор. Также были отброшены представления о связи гаплогрупп J2, L, Rla и R2 с одновременным возникновением мужских кастовых линий наследования в Индии извне субконтинента. Только изучение распространённости гаплогруппы J2 говорило о несомненном недавнем внешнем притоке, но не из Средней, а из Западной Азии[9].

В том же 2006 г. авторы другого генетического исследования задались целью объяснить резко противоречивые сведения о генетическом происхождении племён и каст Южной Азии. Генетики стремились разрешить это противоречие, используя высокоточные данные по 69 информативным Y—хромосомным маркерам и 10 сопутствующим микромаркерам из обширной выборки географически, социально и лингвистически репрезентативных этнических групп Южной Азии. Обнаружилось, что влияние Средней Азии на генетический набор было незначительным. Эпоха аккумулированной микросопутствующей вариативности в большинстве индийских гаплогрупп превышает 10000—15000 лет, что соответствовало древности региональной дифференциации. Собранные данные опровергли модель недавнего генетического вливания из Средней Азии для объяснения обнаруженного генетического разнообразия в Южной Азии. Гаплогруппы Rlal и R2 показали демографическую комплексность, несовместимую с недавним единичным событием. Также полученные данные говорили о полуостровном происхождении носителей дравидийских диалектов, а не о существовании близкого к долине Инда источника значительного генетического вливания из-за расселения земледельческого населения. Общий вывод сводился к следующему: отличительный Y—хромосомный ландшафт Южной Азии сформировали миграции голоценовой и предголоценовой эпох[10].

В 2008 г. группа учёных после обзора имеющихся генетических публикаций пришла к следующим обобщениям[11]. Гаплогруппа Rial, передаваемый по мужской линии Y—хромосомный генетический маркер, обнаруженный в больших пропорциях у славянского и индоарийского мужского населения, указывает на общий генетический источник значительного числа носителей славянских и индийских языков. Генетическое и лингвистическое родство между носителями индоарийских и славянских диалектов показывает, что значительное число их предков обитало совместно.

Их недавняя миграция с востока принесла бы на Балканы гаплогруппу N3, поскольку она широко распространена в России и на Украине — между Чёрным и Балтийским морями, но этот генетический маркер на Балканах не найден. Т.е. миграция Rlal на Балканы произошла до того, как гаплогруппа N3 появилась в Восточной Европе. Гаплогруппа N3 чаще всего встречается среди финнов (61%) и рассматривается как финно-угорской маркер. Гаплогруппа N3 также часто встречается у славян в Прибалтике и Причерноморье. Этот маркер, сопоставимый по древности с Rlal, не мигрировал в Индию. Считается, что финноугры пришли в Прибалтику 5000—6000 лет тому назад. Т.е. миграция гаплогруппы Rlal с востока на Балканы должна была произойти до распространения гаплогруппы N3 и таким образом носители Rlal смогли избежать контакта с носителями N3.

Существенно, что гаплогруппа I—М170, считающаяся более древней по сравнению с гаплогруппой Rlal-Ml 7 и распространившаяся из убежища на севере Балкан после последнего ледникового максимума, не была обнаружена в Индии. Гаплогруппа I широко распространена в Европе — от Британии до России и от Балтики до Балкан. Тут она встречается особенно часто, доходя до -71% у хорватов Боснии-Герцеговины. Частота её распространения в России и на Украине составляет -20%, Англии — 18%, Германии — 20%, Дании — 39%, Норвегии — 40%, южной Швеции — 40% и Эстонии — 19%. Предполагаемый возраст гаплогруппы I — 22000 лет, этого времени достаточно для экспансии, и она также намного чаще встречается в Европе по сравнению с гаплогруппой Rlal. Отсутствие галлогруппы I в Индии исключает Европу из списка гаплогруппа 1-М 170 была найдена в Пакистане в объеме 0.57% и 0.3%, куда она могла быть принесена греко-македонцами. В меньших количествах гаплогруппа I обнаружена на Ближнем Востоке, Кавказе и в Средней Азии, но не в Иране, "населения Средней Азии её частота составляет лишь 1.5%

На происхождение индоариев указывает ещё одна гаплогруппа К*—М9, которая широко распространена в Азии и обнаружена в больших объёмах у корейцев (69%), монголов (25%), узбеков (15%), казахов (11%), татар (9%) русских в Ташкенте (6%) и Ярославле (14%). По одним данным, в Индии она не была обнаружена ни у одного из 728 мужчин, но в Пакистане у одного из 176 обследованных или у 0.57%. По другим гаплогруппа К* (HG26-M9) отсутствует в Пенджабе, Андхра-Прадеш и на Шри Ланке, но в целом в Индии присутствует в размере 0.8% (3.2% в Западной Бенгалии и 3.4% в Гуджарате, в Иране в объёме 3.6%). Это связывается с монголоидным сино-тибетским влиянием.

Гаплогруппы N3 и I не дошли до Ирана и Индии. Т.е. миграция/миграции, распространяющая (-щие) гаплогруппу Rlal, начались не в Европе. Северо-, центрально- или восточно-европейское происхождение гаплогруппы Rlal и последующая экспансия и миграции перенесли бы с собой хромосомы гаплогрупп I и N3 на восток по правлению к Индии. Сочетание высокой частоты встречаемости гаплогруппы Rlal и близкого родства с санскритом присуще только славянским и индоиранским народам. Но это сходство не распространяется на европейские или восточно-европейские генетические маркеры, такие как гаплогруппы I и N3, которых нет в Индии. Фактическое отсутствие гаплогруппы К* в Южной Азии исключает Среднюю Азию и Сибирь из списка прародин индоариев.

На основании вышеизложенной информации о генетических маркерах авторы сделали вывод о том, что гаплогруппа Rlal прибыла в Европу через предков современных славян из Индии и достигла Балкан до того, как гаплогруппа N3 распространилась между Балтийским и Черным морями. Также было задержано распространение из Балкан гаплогруппы I и она не достигла Индии. Всё это согласуется с и поддерживает теорию исхода из Индии сатем-говорящей ветви индоевропейской языковой семьи.

В 2009 г коллектив генетиков пришёл к выводу о том, что фактическое отсутствие хромосом М458 (Rlala7) за пределами Европы говорит против значительного передаваемого по мужской линии притока генов из Восточной Европы в Азию, включая Индию, по меньшей мере, начиная со среднего голоцена[12].

В том же году были опубликованы результаты генетического исследования 2809 Y-хромосом у 681 брахмана высших каст и 228 членов разных каст и племён. Очень высокая степень встречаемости (до 72.22%) Y гаплогруппы Rlal у брахманов вне зависимости от их языковой и географической принадлежности указывала на то, что она является основоположники линии наследования этой кастовой группы (гаплогруппой-основательницей данной популяции). Соприсутствие гаплогруппы Rlal в разных племенах, наличие Y-гаплогруппы Rla у предков и расширенный филогенетический анализ совокупности данных 530 индийцев, 224 пакистанцев и 276 жителей Средней Азии и евразийцев-носителей Rlal подтвердили автохтонное происхождение линии наследования Rlal в Южной Азии и её племенную связь с брахманами Индии и опровергли концепции недавнего внедрения из Средней Азии и евразийского вливания в кастовую систему Индии. Авторы указали на насущную необходимость филогенетических исследований в самых северных пригималайских регионах Индии, которые могли служить инкубатором для многих линий наследования древности, чтобы получить более ясную картину заселения Индии и Евразии[13]. Лингвистическая гипотеза о расположении прародины индоевропейцев в горных долинах Северо-Западных Гималаев была высказана ещё в 1930 г.[14] Но если индийское происхождение сатем-говорящих индоевропейцев—носителей гаплогруппы Rlal можно считать твёрдо установленным, то, несмотря на обнаружение в Гималаях изолированного кентум-языка бангани[15], с генетической точки зрения вопрос о прародине кентум-говорящих индоевропейцев-носителей гаплогруппы Rlb пока остаётся открытым.

Примечания

  1. Власть и общество: взаимодействия и конфликты. Материалы Пятой региональной научной конференции // г. Воронеж, 26 марта 2011 г.
  2. Семененко А.А. Две парадигмы решения индоарийской проблемы //Власть и народ в условиях воин и социальных конфликтов: Материалы Четвертой региональной научной конференций Воронеж, 2 февраля 2010 г.) / под общ, ред. В.Н. Глазьева. Воронеж, 2010. С. 242-248
  3. Hemphill B.E., Lukacs J.R., Kennedy K.A.R. Biological Adaptations and Affinities of Bronze Age Harappans// Harappa Excavations 1986-1990: A Multidisciplinary Approach to Third Millennium Urbanism / Ed. by R.H. Meadow. Monographs in Word Archaeology. No. 3. Madison Wisconsin, 1991. P . 173-174; Kennedy K.A.R. Have Aryans been identified in the prehistoric skeletal record from South Asm? Biological anthropology and concepts of ancient races // The Indo-Aryans of Ancient Asia: language, material culture and ethnicity. Berlin-NY, 1995. P. 49 and 54.
  4. Witzel M. Early Indian history: linguistic and textual parameters // The Indo-Aryans P. 113, Idem. Autochthonous Aryans? The Evidence from Old Indian and Iranian Texts // Electronic Journal of Vedic Studies. 7-3. 2001. P. 9; Kuz’mina E.E. The origin of the Indo-Iranians / Trans. By S. Pitina and P. Prudovsky. Ed. By J. P. Mallory // Leiden Indo-European Etymological Dictionary Series. Leiden, 2007. P. 345.
  5. Kivisild T. et al. The Genetics of Language and Farming Spread in India // Examining the farming/language dispersal hypothesis / Ed. by P. Bellwood & C. Renfrew. Cambridge. 2002. P. 215-222. См. Также Kivisild T. et al. The Genetic Heritage of the Persists Both in Indian Tribal and Caste Populations/ / American Journal of Human Genetics. 2003. Vol. 72. P 313-332.
  6. Sahoo S. et al. A prehistory of Indian Y chromosomes: Evaluating demic diffusion scenarios // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. January 24, 2006. Vol. 103.N o.4. p. 843.
  7. Ibidem.
  8. Ibid. P. 845—846.
  9. Ibid. P. 847.
  10. Sengupta S. et al. Polarity and Temporality of High-Resolution Y-Chromosome Distributions in India Identify Both Indigenous and Exogenous Expansions and Reveal Minor Genetic Influence of Central Asian Pastoralists // The American Journal of Human Genetics. Vol. 78. February 2006. P. 202-221.
  11. Skulj J. et al. Indo-Aryan and Slavic linguistic and genetic affinities predate the origin of cereal farming // Proceedings of the Sixth International Topical Conference Origin of Europeans, Ljubljana, June 6th and 7th 2008. Ljubljana, 2008. P. 5—39.
  12. Underhill P.A. et al. Separating the post-Glacial coancestry of European and Asian Y chromosomes within haplogroup Rla//European Journal of Human Genetics. 2009. P. 1—6.
  13. Sharma S. et al. The Indian origin of paternal haplogroup Rlal substantiates the autochthonous origin of Brahmins and the caste system // Journal of Human Genetics 2009 54 P 47—55.
  14. Lachhmi Dhar Kalla. The Home of the Aryas // The Delhi University Publications No 2 1930.
  15. Elst K. Update on the Aryan invasion debate. New Delhi, 1999. P. 122—123; Idem. Linguistic aspects of the Aryan non-invasion theory // The Indo-Aryan controversy: evidence and inference in Indian history. L., 2005. P. 241