Вамана-пурана, глава 71-74

Материал из ШайваВики

Вамана-пурана 01.jpg
Вамана-пурана 02.jpeg
Шри Вамана-пурана

Главы 71-74
Повествование о марутах различных манвантар.
Бали побеждает богов и правит небесами.
Наставления Прахлады.


Перевод с санскрита: Юлия Шугрина.


Глава 71

Нарада сказал:
О брахман-буйвол, поведай мне, пожалуйста, что сделал Махендра на горе Малайя, какой труд был успешно им завершён?

Пуластья сказал:
Слушай же о том, что сделал Махендра на Малайе, наилучшей из гор, о брахман, ради блага мира и собственного блага. Асуры, после того как были побеждены войсками небожителей по указанию Андхасуры были вынуждены все, во главе с Майей и Тарой, направиться в Паталу. О дваждырождённый, на своём пути туда увидели они гору Малайя, в пещерах которой пребывали сиддхи, густо заросла эта гора вьющимися растениями, там было множество опьянённых животных, заросла она сандаловыми деревьями, в которых жило множество змей, и отовсюду шло благоухание цветов мандхави, и повсюду по горе бегали антилопы.
Увидев прохладную тень, уставшие, измученные своими трудами асуры во главе с Майей и Тарой пожелали остановиться здесь. Когда они остановились там, с юга подул лёгкий сладкий прохладный ветерок, даруя им наслаждение своим ароматом. Все великие асуры получили здесь удовольствие, враждуя с существами, обитающими здесь, почитаемыми миром и богами.
Узнав о том, что они находятся там, Шанкара отослал Шакру к горе Малайя. Шакру, пока туда шёл, на пути своём встретил Корову-Мать (Сурабхи). Совершив прадакшину, Шакра увидел сияющую гору, далее он увидел ликующих и предающихся всяческим наслаждениям данавов. Тот, кто уничтожил Балу, бросил вызов всем эти великим асурам. Они же сразу, нисколько не смутившись, осыпали его стрелами.
Тогда же, о брахман-риши, увидев, что они приближаются, взошёл Индра на колесницу, явил свой удивительный облик, подобный грозовой туче, и осыпал их ливнем стрел, не выпуская горы из вида. После того, как он окутал Майю и прочих данавов стрелами, Индра убил Паку стрелами с острыми наконечниками с оперением из цапли. И затем владыка, повелитель богов взял себе имя Пакашсана, ибо одолел он Паку стрелами. Стрелами с оперением поразил он и другого асуру по имени Пура, сына Баны, потому стал зваться он Пурандара. Убив их, он, Готрабхит в сражении победил войско данавов, о брахман, они, побеждённые, ушли в Расаталу. Для того Трёхокий отправил Тысячеокого к горе Малайя, о лучший из муни, о чём ещё хотел бы ты услышать?

Нарада сказал:
О брахман, почему Индру, владыку богов, называют Готрабхит? Сомнения терзают мой разум.

Пуластья сказал:
Выслушай же от меня, почему зовётся Индра Готрабхит, что делал Уничтожитель недругов, после того как Хираньякашипу был убит.
Лишившись сына своего, о Нарада, молвила Дити Кашьяпе: "Господин, Владыка мой, даруй мне сына, который уничтожит Индру".
Кашьяпа ответил ей: "О тёмноглазая, если ты останешься чистой и совершишь положенные обряды тысячу божественных лет, тогда родится у тебя сын, который будет повелевать тремя мирами и уничтожит врагов, так будет, а не иначе, любимая".
Выслушав речь супруга, Дити стала выполнять обряды. Кашьяпа, оплодотворив её, отправился же на гору Удайя. После его ухода Тысячеокий, о превосходнейший из муни, быстро пришёл к ашраму Кашьяпы и сказал Дити следующее: "Я буду служить тебе, если ты того пожелаешь". "Хорошо",- ответила она, принуждённая судьбой. Пурандара начал собирать муку, а сам, хотя и послушно выполнял свои обязанности, зорко следил за тем, не совершит ли Дити какую-нибудь ошибку, подобно тому, как ищет нору змея. Однажды, когда подходили к концу сто лет, она, соблюдающая великую чистоту, предающаяся подвижничеству, собралась помыть голову. Склонив голову на колени и распустив волосы, она заснула, при этом кончики волос её касались её стоп.
Узнав о том осквернении, бог с тысячей очей, о Нарада, вошёл в материнское чрево её через нос. Попав в чрево матери дайтьев, Пурандара преисполнился гнева и увидел большого мальчика с лицом, обращённым назад, держащего руки на поясе. И также Васава увидел, что на плоти его ярко что-то сверкнуло, и схватил Индра эту искру руками. Шатакрату, разгневанный, сдавил кусок плоти руками, и из-за этого тот кусок плоти затвердел. Половина его увеличилась вверх, а половина- вниз. И стал тот кусок плоти ваджрой из ста узлов, о брахман. И этой стоузловой ваджрой разрубил он зародыш в утробе Дити, о брахман, на семь частей, и это зародыш закричал. Дити же проснулась и решила она узнать, что делает Шакра. Услышала она, о Нарада, как плачет её дитя, но Шакра молвил ей: "О глупая, не рыдай так громко!" Сказав это, он снова разрубил их на семь частей. И стали они божественными слугами Шатакрату по имени маруты. Покинув мать свою, вышли наружу, а Индра вместе с ваджрой, молитвенно сложив руки, страшась проклятия, молвил Дити: "Это не моё прегрешение, ибо был он моим врагом, потому, о госпожа, убил я его, не гневайся на меня".

Дити сказала:
Не совершил ты ничего дурного, то свершилось в надлежащее время, ибо имела места нечистота.

Пуластья сказал:
После того как она это сказал и успокоила своих детей, сама Дити отправила их с царём богов.
Вот так давным-давно некогда Махендра, побуждаемый страхом, уничтожил и разрезал во чреве своей ваджрой своего брата, о великий риши, потому стал он известен как Готрабхит.


Это семьдесят первая глава Шри-Вамана-Пураны.


Глава 72

Нарада сказал:
Кто же были эти маруты, лучшие из сынов Дити, о которых ты мне поведал, которые раньше жили в воздушном пространстве? Также поведай мне, пожалуйста, о том, кто пребывал в воздушном пространстве в предыдущие манвантары.

Пуластья сказал:
Слушай же, поведаю я тебе о рождении живших ранее марутов, начиная с Сваямбхува-манвантары до настоящей манвантары. Сын Сваямбхувы был известен как Ману Прияврата. Сыном его был Савана, почитаемый во всём мире. О божественный риши, умер бездетным царь. Охваченная скорбью, рыдала его супруга Суведа. Не давала она сжечь тело супруга. Она, оставшись без супруга, постоянно обнимала тело его и рыдала и восклицала: "О господин мой, господин мой!" И тут с небес раздался бестелесный глас: "Больше не плачь, о царица! Если ты обладаешь наивысшей добродетелью, войди же в огонь с супругом своим!" Печальная царица Судева, услышав глас небесный, молвила: "Печалюсь я о том несчастном царе, что умер бездетным, вовсе не о себе, о создание небес!".
Ответил он ей: "О госпожа! Не печалься, семь сыновей родится у тебя от этого царя, быстро же войди в огонь, правду говорю я, должна мне ты довериться".
После таких слов небожителя женщина, верная своему супругу, поместила тело своего почтенного супруга в огонь, и в сиянии пламени вошла в костёр, думая только лишь о своём супруге. И через мгновение царь, наделённый процветанием, возник из пламени, явился вместе со своей супругой, наделённый способностью двигаться по своему желанию, странствовал по небу он со своей женой, которая была дочерью Сунабхи. В то время пришли к ней обычные женские недомогания, и царь остался на небе со своей божественной супругой пять дней. На шестой день, подумав, что время не должно пройти бесцельно, вступил царь, двигающийся по своей воле по небу, в связь со своей супругой, и семя его упало с небес, а после того, о сокровищница подвижничества, царь с женой прошествовали в Брахмалоку. Семя же его, упавшее с небес, цвета тёмной грозовой тучи с желанием узрели семь жён мудрецов: Самада, Налини, Пушьятри, Читра, Вишала, Харита, Алинила. Увидев, что упало оно в лотос, о сокровищница подвижничества, подумали они, что это амрита, пожелали юности только для себя самих, не сказав ничего своим мужьям, совершив омовение согласно предписаниям и почтив своих мужей согласно обычаям, с дозволения супругов выпили они это семя, содержащееся в лотосе, считая его амритой. В тот миг, когда выпили они семя, выпущенное наилучшим из царей, и в тот момент, когда они его выпили, лишились они своей силы как принадлежащие как брахманам, и мужья оставили своих осквернённых жён. О муни, женщины родили семь мальчиков, которые ревели ужасными голосами. Весь мир наполнился звуками их плача.
И туда тогда явился сам Бхагаван Брахма, Прародитель мира, подойдя к мальчикам молвил он им: "О могучие, не кричите! Имя ваше, тех, кто живёт в небесах, станет "маруты" (мА-руд – не плачь)". Сказав это, Бхагаван Брахма, Владыка богов, Прародитель мира, странствующих в небесах, взял их с собой и повелел им стать марутами. Таковы были первые маруты в Сваямбхува-манвантару.
Далее, о Нарада, поведаю тебе я о марутах в Сварочиша-манвантаре, слушай меня. Благим сыном Сварочиши был Кратудхваджа. Его семь сыновей были подобны солнечным лучам. Этот владыка людей же отправился на гору Махамеру, дабы там предаться подвижничеству, поклоняться Брахме, чтобы обрести место Индры. Потому премудрый Тысячеокий был поистине охвачен страхом. Он, искусный в речах, молвил Путане, главной апсаре: "О Путана,обольстительница, отправляйся же ты к великой горе Махамеру, там сыны Кратудхваджи предаются суровому подвижничеству. О красавица, воспрепятствуй же их подвижничеству. О прекрасная, сделай так, чтобы подвижничество их не увенчалось успехом.
После таких слов Шакры Путана, в расцвете своей красы, быстро направилась туда, где все они предавались подвижничеству. Недалеко от их ашрама текла река Мандодавахини. Все братья пришли к реке, чтобы совершить омовение. Она, наделённая прекрасным телом, также спустилась к реке, дабы совершить омовение. Все эти цари, увидев её, купающуюся, о муни, были в смятении. Они выпустили семя, и его поглотило существо женского пола, живущее в водах. Это Шанкхини, возлюбленная Махашанкхи, лучшего из водяных чудовищ. Братья же, когда их подвижничество было прервано, вернулись в отцовские царства. А апсара вернулась к Шакре и правдиво поведала ему обо всём.
Прошло много времени, прежде чем это водяное создание в виде раковины выловил огромной сетью своей некий рыбак. Увидев эту раковину, лежащую на земле, рыбак собрался передать её сыновьям Кратудхваджи. Они же, великие йогины, преданные йоге, пришли туда, унесли раковину с собой и оставили её в водоёме в городе. Со временем Шанкхини родила семь мальчиков, после того достигла она освобождения. Мальчики, лишённые отца и матери, плавали в воде и плакали, желая материнского молока. Пришёл туда Прародитель и молвил им: "О сыновья мои, не плачьте же, успокойтесь! Вы станете богами, летающими в воздухе, и имя ваше будет "маруты"". Молвив это, взяв их собой, сделав богами воздушного пространства, Брахма вернулся в свою обитель. Так были умиротворены маруты в Сварочиша-манвантару.
Теперь выслушай же о марутах во время Уттамы (Ману), о сокровищница подвижничества. Царь нихадхов, рождённый в семействе Уттамы, был известен как Вапушман, тело его было подобно солнцу. Его сын Джьотишман обладал превосходнейшими качествами и был предан дхарме. Он предавался подвижничеству на берегу Мандакини, дабы обрести сына. Его прекраснобёдрая супруга, благая дочь учителя богов, была его спутницей в этом суровом подвижничестве. Они приносила ему плоды, цветы, дрова, траву куша, воду и тому подобное. Жена с лотосными очами также прислуживала гостям. Служила она своему мужу, и так похудела, что остались от неё одни жилы.
Однажды эту прекрасную, наделённую великолепием жену, увидели семь риши. Увидев её, красавицу, измождённую подвижничеством, спросили они её и её мужа о цели подвижничества. Она ответила: "Целью нашего подвижничества является сын".
Эти семь риши, о брахман, стали к ней благосклонны и молвили: "Ступайте обратно, милостью семи риши будет у вас семь великих сыновей, несомненно, наделённых благими качествами". Сказав это, семь великих риши ушли, а царь риши с женой вернулись в свой город.
Прошло много времени, прежде чем любимая грациозная жена царя зачала от превосходнейшего из царей, но как только его жена забеременела, царь умер. Преданная супругу жена хотела последовать за своим мужем, хотя советники пытались её отговорить, им это не удалось. Положив в огонь тело мужа, сама она также вошла туда. И из середины пламени кусок несгоревшей плоти упал в воду, о муни! Погрузившись в холодную воду, разделился он на семь частей. И стали они марутами в Уттама-манвантару.
О тот, кто любит музыку, танцы и споры, далее расскажу тебе я о марутах в Тамаса-манвантару. Сыном Тамасаману был Ритадхваджа. Желая обрести сына, пожертвовал он огню свою собственную плоть, кровь, кости, волосы на теле и голове, сухожилия, костный мозг, печень и семя. Читрака совершил такие подношения, чтобы обрести сына. После того, как семя попало в семь огней, раздался глас: "Не бросай его", и царь умер. И из огня затем появились семь мальчиков, имеющие семь видов энергии (теджас) и они зарыдали, о муни, услышав звуки их плача, Бхагаван Лотосорождённый (Брахма) пришёл туда, немного подумав, сделал он их небесными марутами, о брахман, таковы были маруты в Тамаса-манвантару.
Далее, о сокровищница подвижничества, выслушай же о том, каковы были маруты в Райвата- манвантару. В семействе Райваты жил богатый человек по имени Рипуджит. У него не было сына. Совершив подвижничество, поклоняясь солнцу, сосредоточию сияния, обрёл он девушку по имени Сурати и вместе с ней пошёл к себе домой. Пока она жила в доме своего отца, тот умер, о брахман. Она, охваченная скорбью, приготовилась к тому, чтобы расстаться с жизнью. Но семь риши стали отговаривать её лишать себя жизни. Все они, сокровищницы подвижничества, направили на неё свои мысли. Но не смогла она одолеть скорбь, зажгла костёр и вошла в пламя. Увидели это риши, и их умы, направленные на неё, охватила скорбь. Увидев, что она умерла, риши, восклицая: "О горе, горе!", удалились. А из огня потом появились семь мальчиков, и они, лишившись матери, плакали. Прародитель, Владыка мира, успокоил их и сделал марутами. О сокровищница подвижничества, таковы были маруты в Райвата-манвантару.
Слушай меня, далее расскажу тебе я о марутах в Чакшуша-манвантару. Жил некогда чистый душой правдивый отшельник, известный как Манки (Манканака) у Сапта-Сарасвати-тиртхи, и предавался там он суровому подвижничеству. Боги послали Тушиту, чтобы она чинила ему в том препятствия. Она, красавица, придя к берегу реки, начала его смущать. И излилось его семя в воды Сапта-Сарасвата-тиртхи. И муни Манканака проклял её: "Убирайся прочь, глупая! Велики будут плоды твоего греха! Уничтожена ты будешь через жертвоприношение!" Прокляв её, благой мудрец вернулся в свой ашрам, а из семи потоков Сарасвати появились семь марутов.
О великий риши, так поведал я тебе о марутах, которые появлялись раньше в предыдущие времена, слушание об этом уничтожает грехи, прекращает рождения, дарует процветание дхарме.


Это семьдесят вторая глава Шри-Вамана-Пураны.

Глава 73

Пуластья сказал:
О тот, кому нравятся ссоры! Это и была цель, ради которой дайтья Бали стал царём. Прахлада стал его советником, а Шукра – пурохитой. Узнав, что над сыном Вирочаны Бали совершили абхишеку, все асуры пошли, чтобы увидеться с ним. Он, увидев, что все члены его семьи пришли, почтив их соответственно их положению, спросил он их: "Что надлежит мне делать?" Ответили все они ему: "Выслушай же нас, о прекрасный асура, что подобает тебе и что благотворно для нас". Твой дед, Хираньякашипу, был могучим правителем данавов, героем, в трёх мирах был он Шакрой (Индрой). Но пришёл к нему наилучший из богов Вишну, принявший облик льва, и разорвал его когтями прямо пред очами предводителей данавов. Великого Андхаку же ради богов лишил царства Шанкара, держащий Трезубец. И вновь твой другой отец Джамбха был убит Шакрой. Куджамбху также, как зверя, убил Вишну на глазах у всех. Шанкха, Паку и твой брат Сударшана были убиты Махендрой. Скажу тебе также я, что и отец твой Вирочана был убит".
Услышав о том, что весь его род был уничтожен Шакрой, о брахман, данава вместе со всеми великими асурами начал готовиться к битве. Некоторые асуры пришли воевать с богами на колесницах, некоторые на слонах, некоторые на конях, некоторые пешком.
Могучий и свирепый полководец Майя вышел вперёд, в середине войска был Бали, а Каланеми. Шальва, чья мощь была всем известна, удерживал левый фланг, а ужасный асура Тарака- страшный правый фланг. О любитель раздоров, тысячи, миллионы и миллиарды данавов отправились воевать с небожителями.
Услышав о приготовлениях асуров, Шакра, повелитель богов, так сказал им: "Движемся же нашим войском сражаться с асурами!" Молвив это, могучий владыка богов взошёл на колесницу, конями в которой правила Бхагаван Матали. Когда Тысячеокий сели в колесницу, боги заняли каждый свою вахану. Адитья, васу, рудры, садхьи, вишвадевы, а также ашвины, видьядхары, гухьяки, якши, ракшасы, паннаги, цари-риши, сиддхи, а также разные сонмы бхутов быстро направились туда, где находилось войско дайтьев, некоторые ехали на слонах, некоторые на колесницах, некоторые на конях, некоторые на виманах, которые несли птицы, о Нарада! И в это время прилетел Вайнатея (Гаруда, сын Винаты), на котором восседал превосходнейший из богов Вишну. Тысячеокий вместе с наилучшими из богов склонил пред Ним, неуничтожимым Владыкой трёх миров, главу. Во главу войска богов встал Картикейя, держащий палицу, Вишну защищал задние ряды, а в середину встал Тысячеокий. Джаянта защищал войско слева, о муни, а стражем правого фланга был могучий Варуна. И затем прославленное войско бессмертных, защищаемое Скандой, Индрой, Вишну, Владыкой вод (Варуной), Сурьей, с воинами, вооружёнными различными метательными и иными орудиями, столкнулось в битве с вражеской армией у горы. Битва между богами и асурами свершилась на прекрасных и благоприятных склонах восточной горы с каменными плато, на которых не было ни деревьев, ни птиц. Жестоким было то сражение, когда сошлись они вместе, подобно тому, как сражались некогда давно на этой горе обезьяна и слон. О божественный отшельник, от колесниц в воздух поднялся буроватый песок, подобен он стал туче, что, затмив солнце, создала сумерки красного цвета. Шумно было в битве, ничего нельзя было увидеть, повсюду были слышны звуки рубящих и режущих орудий, ужасна была та битва богов и данавов. На песок лились потоки крови. Когда весь песок осел, множество богов во главе с премудрым Скандой напали на силы данавов, боги, находящиеся под защитой Кумары, уничтожали данавов, данавы, под покровительством Майи, поражали богов и убивали их.
И тогда, о Нарада, лучшие из богов, лишённые вкуса амриты, вместе со своим войском, были побеждены дайтьями в битве. Увидев богов поверженными, Уничтожающий врагов Господь, на флаге которого изображён Вайнатея (Гаруда) поднял свой лук Шарингу и уничтожил данавов потоком стрел.
Дайтьи, убиваемые стрелами с острыми наконечниками, искали прибежища у могущественного асуры Каланеми, тот, обезопасив их, о брахман, и отправился он туда, где находился Мадхава, и вырос он в размерах, как болезнь, которую не лечат, о брахман. Всех, до кого дотрагивался он рукой, будь то боги, якши, киннары, всех бросал он в свой широко открытый рот. Он, разъярённый, вместе с сынами Дити, с лучшими из данавов, хотя и безоружный, стремительно крушил руками, ногами, ногтями войско богов вместе с Индрой, Солнцем и Луной в битве. Был он в сражении подобен огню, приняв облик потока пламени, который распространялся вширь и вверх, охватив небо и земля, желая сжечь всё вокруг.
Увидев, как их могучий недруг вырастает, предводители богов, гандхарвов, сиддхов, садхьев и всех остальных разлетелись в разных направлениях с глазами, дрожащими от страха. Из-за дайтьев, раздувшихся от гордости, у Хари, почитаемого сонмом богов, имеющий прекрасный венец, поблекло величие, ибо вокруг него кружились разные метательные и иные орудия.
Увидев таких предводителей дайтьев, как Майя, Бали, Каланеми, Вишну, натягивая без устали свой лук Шарингу, окутывал их вместе с их колесницами, слонами и конями, стрелами, пронзающими им грудь, с прекрасным оперением, подобными ваджре, зовущимися нарача, подобно тому, как туча окутывает гору, от чего силы их иссякали, взирая на них очами, красными от гнева. Окутанные стрелами нарача, подобными полумесяцу, сверкающими, как посох Ямы, испускаемыми руками Хари, дайтьи, испуганные сверх меры, бросились вперёд искать защиту у тысячеликого предводителя данавов Каланеми. Он встал перед предводителем войска богов, Владыкой мира, Кешавой. Увидев его, стоглавого, держащего палицу, подобного вершине горы, Вишну отбросил лук Шарингу и быстро взял в руку чакру.
Встретившись с Ним самим, данава долго над Ним, премудрым, тем, кто уничтожает род данавов, смеялся и спросил Его голосом, подобным раскату грозовой тучи: "Это и есть самый ужасный враг войска сынов Дану, который, разгневавшись сверх меру, убил Мадху, тот, кто принёс конец Хираньякше, кого почитают различными цветами? Что же делает Он, когда попадается мне на глаза? Поистине, если на Него, лотосоокого падает мой взор, не попадет Он больше к себе домой! Боги с наполненными ужасом глазами, увидят, как Он обратится в прах, когда члены тела Его будут раздавлены ударом моего кулака".
Сказав это Мадхусудане, Каланеми с губами, дрожащими от гнева, метнул палицу свою в повелителя птиц, подобно тому, как Индра бросает свою ваджру в гору. Видя летящую в него палицу, брошенную данавой, Вишну разрубил её чакрой, подобно тому, как прошлые деяния разрушают желания несчастливого человека. Разрушив палицу ужасного данавы, Вишну бросился к нему и оторвал у него его могучие руки. Каланеми, лишившись рук, которые оторвал Вишну, был подобен горящей горе. Мадхава же, разгневанный отрезал его голову чакрой и бросил её на землю, как срезанный плод дерева тала. Лишенное рук и обезглавленное тело Каланеми, подобно дереву тала со срезанной макушкой в лесу, стояло неподвижно, как владыка гор Меру. Вайнатея, превосходнейший из птиц, о муни, уронил его на землю, и упало оно, как глава Раху, уничтоженная (отрезанная) ваджрой Махендры, упала с небес на землю. Итак, когда полководец войска данавов был убит, предводители войск асуров и дайтьев, кроме Баны, побеждённые богами, разбежались, бросив своё оружие, доспехи, с растрёпанными волосами.


Это семьдесят третья глава Шри-Вамана-Пураны.

Глава 74

Пуластья сказал:
Когда армия Баны вернулась на поле битвы, данавы взялись за оружие, желая сражаться снова, снова напали на войско богов. Вишну же, чья мощь несравнима, знал, что сын Бали непобедим, созвал всех богов и сказал им: "Оставьте тревоги и сражайтесь".
Получив от Вишну такое указание, боги во главе с Шакрой, боги вступили в битву с данавами, однако сам Вишну исчез. Поведав о том, что Мадхава ушёл, Шукра сказал Бали: "О Бали, Говинда оставил богов, сейчас ты победитель!" Он, блистательный, радостный от слов пурохиты о том, что удалился Джанардана, схватился за палицу и напал на войско богов. Бана же, держа тысячью руками оружие, ринулся на войско богов и стал убивать богов тысячами. Могучий Майя, принимающий различные облики посредством своей волшебной силы (майя), бился с войском богов и его защитником. Видьюджихва, Пари, Бхадра, Вришапарва, Шатекшана, Випака, Викшара – все они погнались за войском богов. Уничтожаемые сынами Дити, боги во главе с Шакрой обратились в бегство после ухода Джанарданы. Все дайтьи, возглавляемые Бали и Баной, искусные в победе над тремя мирами, преследовали сзади угнетённых богов. Уничтожаемые сынами Дити, боги во главе с Индрой были объяты страхом, покинув небеса, направились они в Брахмалоку.
После того как боги с Индрой удалились в обитель Брахмы, Бали вместе с сыновьями, родичами и приближёнными стал наслаждаться небесами, о брахман. Бхагаван Бали стал Индрой, Бана – Ямой, Майя – Варуной, Раху – Сомой, Храдой и Огнём, Сварбхану – Сурьей, а Шукра – Брихаспати. Места же всех прочих богов заняли их недруги.
В конце же Двапара-юги и начале жестокой пятой Кали-юги была война между богами и асурами, когда Бали занял место Шакры. Бали правил семью паталами, как и десятью мирами, также под его властью были Бху, Бхува, Свах. Бали же, который пребывал на небесах, вкушая удовольствия, которые трудно обрести, прислуживали гандхарвы во главе с Вишвавасу. О божественный аскет, Тилоттама и другие апсары танцевали перед ним, а якши, видьядхары и другие играли на музыкальных инструментах. Владыка дайтьев Бали, который так вкушал различные удовольствия, мысленно призвал своего деда Прахладу. Мысленно призванный своим внуком, этот асура, великий Бхагаван, быстро прибыл из нижнего мира на неуничтожимые небеса. Бали, как только увидел, что Прахлада явился, сразу же поднялся со своего трона, почтительно сложив руки, склонился к его стопам. Подняв могучего Бали, который пал к его стопам, Прахлада обнял его и уселся на высокое сиденье.
Бали молвил ему: "О дед, твоей милостью боги повержены мною, и царство Шакры отнято силой могущества моего, и побеждён лучший из богов. Стою пред тобою я, служитель твой, наслаждайся же этим царством трёх миров, сам же я тем, что каждый день почитаю твои стопы и вкушаю остатки твоей пищи, приобретаю религиозные заслуги. О превосходнейший, не защитит своё царство и не будет удовлетворён тот, кто не занимается служением старшим и не слушается их, о господин".
Прахлада, о дваждырождённый, выслушав такие слова Бали, молвил речь для достижения дхармы, артхи и камы: "О Бали, раньше избавил своё царство я от опасностей, и добросовестно хранил я его, мои друзья почитались, свободно раздавались дары, я обрёл сыновей и сейчас я занимаюсь йогой. О сын мой, получил я своё царство, как подобает, и сейчас возвращаю его тебе я, а ты всегда слушайся старших".
Как только он это произнёс, взял он Бали за правую руку и посадил его на трон Шакры, о брахман, Бали, усевшись на трон Махендры, украшенный всевозможными драгоценными камнями, сиял как сам Магхаван (Индра).
Итак, заняв место на троне его, Бали с почтительно сложенными руками обратился к Прахладе, голосом глубоким, как раскат грозовой тучи: "Отец, что мне следует делать для обретения дхармы, артхи, камы и мокши, пока я защищаю три мира, наставь меня в том!" В то время как он говорил, молвил Шукра Прахладе: "О могучий, молви нам о том, что есть подобающее, отвечая на вопрос".
Выслушав речь Бали и Шукры, асура Прахлада, Бхагаван, молвил им превосходные слова относительно дхармы и артхи: "О царь, о сын мой, накопление богатств для процветания трёх миров в течение долго времени, а также благосостояния без нарушения дхармы, совершение действий на благо всего сущего, а также достижение цели трёх основ бытия (триварга), такое поведение предписано и сейчас и впоследствии. Так что займись тем, благодаря чему прославишься ты, за что будут тебя восхвалять, о премудрый, в чём нет примеси бесчестья.
Превосходнейшие люди желают собирать богатства для этих целей. Из-за того люди эти – люди благородного рождения, погруженные в печаль, родственники их, кто лишился богатства, пожилые, мудрые, дваждырождённые, обладающие известностью и славой все они пребывают в нашем доме.
Потому, о сын мой, о тот, чьё тело и дух незапятнанны скверной, стремись к тому, чтобы такие люди жили с тобой, с тем, кто править царством, рождён в благородном семействе, и ты станешь прославленным в мире.
В той стране, что украшена как брахманами, так и кшатриями, которая густо засеяна семенами, населена людьми, находящими себя в служении другим. Посему пусть наилучшие из дваждырождённых, искушённые в Ведах и шастрах, помогают твоим царям совершать жертвоприношения, превосходнейшие из дваждырождённых совершают божественные жертвоприношения, и с дымом костров жертвоприношений к царю приходит мир. Пусть же брахманы, наделённые подвижничеством и учёностью занимаются совершением жертвоприношений и образованием и пусть почитаются после твоего дозволения. Пусть кшатрии занимаются самопознанием и жертвоприношениями, будут свободны и живут, нося оружие, пусть, о лучший из дайтьев, согласно дхарме своей защищают они людей. Пусть вайшьи занимаются образованием и жертвоприношениями, будут свободны, занимаются земледелием и скотоводством и живут торговлей. Пусть же шудры всегда прислуживают брахманам, кшатриям и вайшьям и всегда выполняют твои приказы, о лучший из асуров. О владыка сынов Дити, когда всегда варны надлежащим образом следуют своей дхарме, тогда дхарма процветает, тогда царь успешен, о Бали, потому должен ты сделать так, чтобы варны следовали своей дхарме. Будет процветать дхарма, будешь и ты процветать, будет у неё упадок, будет и у тебя упадок".
Сказав это Бали, великий, превосходнейший из асуров, замолчал. И Бали ответил: "Я сделаю всё, что указываешь", о великий риши.


Это семьдесят четвёртая глава Шри-Вамана-Пураны.


Примечания