Вамана-пурана, глава 62-65

Материал из ШайваВики

Вамана-пурана 01.jpg
Вамана-пурана 02.jpeg
Шри Вамана-пурана

Главы 62-65
Как была повержена гордыня мудреца Манканаки.
Любовь дочери Вишвакармана Читрангады и царя Суратхи.
Вишвакарман превращается в обезьяну.Знакомство дочери якши Дамаянти и Джабали.
Туда же отправляются мудрец Ритадхваджа, царь Индрадьюмна, царевич Шакуни.
Девушки приходят к святой Сапта-Годавара-тиртхе, где знакомятся с дочерью гандхарвы Ведавати и Девавати.
Девушки воспевают Шиву.
Вивашкарман избавляется от облика обезьяны.
Свадьбы четырех пар влюбленных: Дамаянти и Джабали, Суратхи и Читрангады, Индрадьюмны и Ведавати, Девавати и Шакуни.


Перевод с санскрита: Юлия Шугрина.


Глава 62

Пуластья сказал:
Придя к обители Мурари и почтив Его, боги спросили Его о причине сотрясания Вселенной. Выслушав их, Бхагаван сказал: "Давайте отправимся в обитель Хары. Ему, наимудрейшему, ведомо, почему сотрясается Вселенная, всё подвижное и неподвижное. После такой речи Васудева и все боги во главе с Шакрой, отправились в обитель Хары, а впереди них был Джанардана. Там не смогли они увидеть ни Бога, ни буйвола, ни Богиню, ни Нандина. Они, поглощённые тьмой невежества, обнаружили, что гора пустует.
Видя их, слепых, великий блистательный Господь Вишну молвил: "Разве не видите вы Махешу, стоящего перед Вами?" Ответили они Ему: "Совсем не видим мы Господа, супруга Дщери гор. Неведома нам причина, по которой мы ослепли". Господь в облике мира ответил им: "Вы оскорбили Господа, вы наихудшие из грешников, вы, преследуя свои цели, убили всех зародыш Мридани. Поэтому ваш разум и способность к различению были отняты у вас Богом, держащим трезубец. Потому вы и не можете Его увидеть, хотя и Он и стоит перед Вами и смотрите вы прямо на Него. Так, чтобы очистить ваши тела, чтобы вы узрели Господа, полные преданности, должны вы направить свой разум на Ишвару, после того как вы очиститель обетом Тапта-криччхра.
Сначала де надлежит совершить омовения лингаму более, чем тысячей горшков молока, омовения творогом в шестидесяти четырёх горшках, омовения гхи в тридцати двух горшках, шестнадцать горшков для чистой панчагавьи, восемью горшками мёда, вдвое большим числом горшков воды, о боги! Затем, произнеся сто одно имя Господа, Его надлежит с преданностью умастить горочаной, кумкумой и сандалом. Поклоняться следует ему с листьями бильва, цветами, такими, как лотосы, мандары, париджаты и атимукты, камфарой, агару и сандалом. Затем следует предложить ему благовония агару, калейи и сандала. Следует читать Шатарудию в размерах пада и крама, как то предписывается Ригведой. После того, как вы сделаете это, вы увидите Владыку богов, и никаким иным образом вам этого не добиться".
После таких слов Васудевы молвили Ему боги: "О Мадхусудана! Поведай же нам о том, что это за обряд таппта-криччхра, совершением которого можно обрести навсегда очищение?"

Васудева сказал:
Три дня нужно пить горячую воду, три дня – горячее молоко, три дня – горячий гхи и три дня нужно питаться одним лишь воздухом. Каждый день необходимо принимать двенадцать пал (мера объёма жидкостей) воды, восемь пал молока, шесть пал гхи, о боги!

Пуластья сказал:
Как только Он это произнёс, боги в главе с Шакрой выполнили обладающий очистительной для тела силой тайный обряд тапта-криччхра, после завершения обряда боги очистились от грехов, и, свободные от греха, молвили они Васудеве, Владыке богов: "О Повелитель мира, о Кешава! Где же пребывает Шамбху, которого должны мы омыть молоком и другими напитками, как то предписано?"
Вишну ответил богам: "Шанкара находится в Моём теле, разве не видите вы Его, погружённого в йогу?". Ответили Ему боги: "Сами не можем видеть мы Того, кто уничтожил Трипуру. О Владыка богов, поведай нам истину, где находится Махешана.
Тогда Хари, Мурари, неуничтожимый Атман, показал богам лингам Ишвары, который находился в лотосе Его сердца.
После этого боги совершили возлияния превосходнейшим молоком и другими продуктами, вечному, неуничтожимому, непоколебимому лингаму. Умастив его горочаной и сладко пахнущим сандалом, почтили они Его, как то предписано, листьями бильва и лотосами. После того как они воскурили Ему благовония, предложили с преданностью наилучшие целебные травы, произнесли сто одно имя, склонились они пред Ним.

Нарада сказал:
Если боги размышляли таким образом, как же тогда Хари и Ачьюта, наделённые саттвой и тамасом, приняли в себя йогу?

Пуластья сказал:
Зная мысли богов, Господь принял вселенский облик, неуничтожимый, отмеченный всеми благоприятными знаками, держащий разнообразные орудия. Когда боги увидели Шанкару с Мадхавой, соединённые наполовину, с тремя глазами, серьгами из золота и змей, волосы заплетённые в косицу и хохолком, флагами с Гарудой и буйволом, украшениями в виде ожерелья и змей, бедра, покрытые как желтыми одеянием, так и шкурой, держащих чакру, меч, плуг и Шарингу (лук), Пинаку (лук), трезубец, Аджагаву (лук), ракушку, Кхатвангу, череп, колокольчик и раковину, издающую мелодичные звуки, о великий риши!
Брахма и все прочие боги, немедленно, как только увидели этого Хари-Шанкару, укрепились разумом и почтили Его, произнеся: "Поклонение Тебе, Неуничтожимый, Вездесущий!" Увидев богов, стойких разумом, Хари, Владыка богов, взял их всех вместе и направился в свою обители на Курукшетре. И узрели они Владыку богов в облике Стхану среди чистых вод.
И потом Владыка богов (Индра) и сказал: "Приди же к нам и даруй нам благословление, о Повелитель мира, пожалуйста, появись из вод, Вселенная волнуется, о гостеприимный!" Тот, кто держит флаг с буйволом, услышал эту сладкую речь, восприняв их, появился быстро из вод, Всеобъемлющий, Рождённый в водах. Возник Он, и, после того как поприветствовали Его все боги во главе с Индрой, молвил с улыбкой: "Поклонение Богу богов!" Все боги ответили Ему: "О Шанкара, пожалуйста, заверши этот великий обряд, ибо колеблются три мира, потрясённые твоей энергией". И ответил им Махадева: "Завершил Я сей великий обряд". Затем боги, радостные, очистившись разумом, отправились на небеса.
Но и после, о муни, сотрясалась земля с островами и океанами. И размышлял Рудра: "Отчего же колеблется земля?" и держащий Трезубец обошел Курукшетру. Он увидел Ушанаса (Шукру), сокровищницу подвижничества, на берегу Огхавати. И Повелитель богов молвил: "О дваждырождённый! Почему предаёшься ты подвижничеству, потрясая Вселенную? Пожалуйста, ответь мне на этот вопрос"".

Ушанас сказал:
Предаюсь я этому суровому подвижничеству ради того, чтобы умилостивить Тебя, о Трёхокий Господь. Посему желаю узнать я благую сандживани-видью, науку оживления.

Хара сказал:
О сокровищница подвижничества, умилостивлен Я свершённым твоим суровым подвижничеством. Посему полностью узнаешь ты от Меня сандживани-видью, науку оживления.
Получив благословление, Шукра прекратил предаваться подвижничеству, но земля, покрытая океанами, холмами и деревьями, оставалась неспокойной. Махадева направился к благому месту Сапта-Сарсвата. Там увидел Он танцующего мудреца по имени Манкана, в танце он, полный вдохновения, танцевал стремительно. Из-за его тяжёлой поступи сотрясалась земля со всеми холмами. Подойдя к нему и взяв его за руку, молвил ему Шанкара с улыбкой: "Почему ты танцуешь? Что случилось радостного? Поведай мне об этом".
И молвил Ему брахман: "О лучший из дваждырождённых! Выслушай же объяснение причины моей радости. Много лет предаюсь я подвижничеством ради очищения своего тела. Потом обнаружил я, что именно раны на моей руке вместо крови тычет растительный сок. Очень сильно этому я обрадовался, о владыка дваждырождённых, потому и танцую я".
Шамбху ответил ему: "О дваждырождённый, смотри, от простого хлопка ладонями появляется у меня белый пепел, но не вздрагиваю, поистине, ты безумен".
Выслушав такие слова, склонился мудрец Манканака пред Носящим флаг, перестал танцевать, поражённый, о великий риши, и смиренно пал к Его стопам.
Шамбху сказал ему: "О брахман, обретёшь ты обитель Брахмы, которую трудно получить, а этот водоём Притхудака станет повсеместно известен на земле как всегда дарующее плоды (поклонения). Боги, асуры, гандхарвы, киннары, видьядхары пребывают там. Пусть же местность Сарасвата будет изначальной обителью дхармы, местом, которое очищает от грехов. Супрабха, Канчанакши, Сувену, Вималодака, Маходара, Огхаватии Вишала Сарасвати – пусть постоянно эти семь потоков Сарасвати текут здесь и наделяют благими плодами употребления глотка сомы. Ты же, воздвигнув превосходный образ (лингам) на Курукшетре, отправишься в полную благости обитель Брахмы, столь труднодостижимую.
После таких слов Бога Шанкары, он, сокровищница подвижничества, установив лингам на Курукшетре, попал в обитель Брахмы. Как только ушёл Манканака, земля остановилась. Шамбху же направился в свою благую и пустую (мирную) обитель Мандару.
О дваждырождённый, поведал тебе о том я, как Шанкара предавался подвижничеству, а потому вернулся в свою мирную обитель, желая увидеть Парвати и соединиться с ней.

Это шестьдесят вторая глава Шри-Вамана-Пураны.

Глава 63

Нарада сказал:
Что сделал данава Андхака, когда пришёл в Паталу? И сто делал Шанкара на Мандаре? Пожалуйста, расскажи мне.

Пуластья сказал:
Пока Андхака находился в Патале, о брахман, сжигало его любовное пламя. Пока испытывал он телесную боль, сказал он всем данавам: "Тот из вас, кто незамедлительно приведёт ко мне Дщерь гор, тот станет мне другом, родственником, отцом". После таких слов повелителя дайтьев, снедаемого страстью, Андхака, ответил ему гласом глубоким, подобным раскату грозовой тучи: "О могучий! Та, кто есть Дщерь гор, поистине является твоей матерью, Трёхокий Бог – твоим отцом, послушай, в чём причина этого. О данава, давным-давно твой отец, всегда преданный дхарме, не имел сына, желая обрести сына, умилостивил он Махадеву. И даровал ему, желающему обрести сына, Трёхокий Бог сына, но слепого, и молвил ему: "О Хираньякша! Взор моих трёх глаз был из-за желания наслаждений с Парвати, когда я предавался йоге.
И возникла плотная тьма, из которой возникло это существо, с гласом, подобным раскату грозовой тучи. Прими его, рождённого такими усилиями, как своего сына. Когда совершит он нечто неподобающее, либо когда этот грешник возжелает Мать трёх миров, либо когда он убьёт брахма на, Я сам высушу его тело".
Молвил это Он и удалился в свою обитель на горе Мандара. Твой же отец направился в Расаталу, взяв тебя с собой, посему, о данава, Дщерь гор – твоя мать, а Шамбху, Повелитель Вселенной – поистине твой отец. А сам ты искушён в подвижничестве, обладаешь выдающимися качествами, сведущ в шастрах. Такому, как ты, не следует предаваться столь дурным мыслям. Бхава, Повелитель трёх миров, не проявленный, неуничтожимый, объемлет всё, а Она его жена. Ты недостоин Её, о уничтоживший бессмертных! Не победив Рудру вместе с ганами, невозможно заполучить добродетельную Дщерь гор, и желание сие трудно осуществимо. Тот, кто пользуясь исключительно силой рук, может переплыть океан, или допрыгнуть от земли до солнца, или снести гору Меру, способен одолеть Хару, но даже если и существует тот, кто способен совершить вышеперечисленное, и он не способен познать Хару, утверждаю я, сие есть непреложная истина.
О дайтья! Разве не слышал ты историю царя Данды, который по глупости своей возжелал чужую жену и был уничтожен вместе со своим царством? Жил некогда царь по имени Данда, обладающий и войском и свитой. Он, могучий герой, назначил Бхаргаву (Шукру) своим жрецом. Под руководством Шукры он совершил множество жертвоприношений. А у Шукры была дочь по имени Араджа. Однажды пошёл Шукра к другому асуре, Вришапарвану. Тот почтительно поприветствовал Шукру, и превосходнейшие Бхаргава остался гостить у него некоторое время. Обладающая прекрасным телом Араджа прислуживала у огня у себя дома. Когда пришёл царь Данда, он спросил: "Где Шукра?" Слуги де ответили: "Бхагаван Шукра отправился совершать жертвоприношение для потомка Дану". Царь спросил: "Что это за дева в ашраме Бхаргавы?" Они ответили ему: "Это Араджа, дочь Шукры". Царь вошёл в ашраме Шукры, чтобы увидеть его дочь, о Андхака, увидев её и страшась смерти был он поражён стрелой Бога любви. Затем он, могучий, отослал прочь слуг, братьев, лучших друзей, учеников и один отправился к Арадже. Достославная, она почтительно поднялась и вежливо поприветствовала его, пришедшего к ней, как брата. А царь сам молвил ей: "О дева! Омой меня, страдающего от стрел Бога любви, водой своих объятий". Но она ему со всей подобающей скромностью ответила, о великий асура, наилучшему из царей: "Мой отец очень сильно разгневается, он может сжечь даже богов, о глупец! Сам ты пришёл сюда как мой брат, а я твоя сестра, ты ученик моего отца". Ответил он: "О нежная дева! Шукра сожжёт меня потом, о тонкостанная, сейчас же меня сжигает огонь любви". Ответила она ему: "Подожди немного, о царь, спрашивать ты можешь только лишь гуру, попросишь его – он отдаст меня тебе, несомненно". Данда произнёс: "О прекрасная дева, не могу вынести я отсрочку во времени, если продлится жертвоприношение, возникнут препятствия". Ответила ему Вираджа (Араджа): "Не могу я, о царевич, сама по своей воле вручить себя тебе, поистине, женщины не являются независимыми. Зачем произносить тебе длинные речи, о царь, будешь ты уничтожен проклятием Шукры вместе со всеми своими слугами, родственниками и друзьями". Царь ответил ей: "О красавица! Выслушай же историю о том, как поступила Читрангада задолго до того, как наступила эта благая божественная юга. Некогда жила дочь Вишвакармана Читрангада. Она, наделённая красотой и молодостью, была подобна стеблю лотоса без лотоса. Однажды она, лотосоокая, вместе с подругами отправилась в великий лес Наймиша, чтобы совершить омовение. Когда она спустилась для омовения, встретила она мудрого царя по имени Суратха, сына Судевы. Увидев его, она, прекрасная телом, стройная, молвила таккю правдивую речь своим подругам: "Будет его терзать бог любви. Поэтому с моей стороны милосердным будет предложить меня ему, прекрасному". Подруги же ответили ей: "Ты красавица, ты юна, ты не высокомерна, но, о безгрешная, но нет у тебя свободы в том, чтобы предложить саму себя ему. У тебя есть отец, который наилучший из преданных дхарме и сведущ во всех шастрах. Не подобает тебе предлагать себя ему, великому, таким образом".
А в это время чистый и правдивый царь Суратха, терзаемый стрелами бога любви, приблизился к ней и молвил: "О прекрасная дева с обворожительными очами, одним своим взором поразила ты меня! Бог любви ранил меня стрелами твоего взгляда. Так что позволь мне лечь на ложе твоей груди, или бог любви будет терзать меня снова и снова, как только посмотрю я на тебя". И дева та, со стройными телом и лотосными очами предложила себя ему, несмотря на то, что от этого её отговаривали подруги. Так что некогда давно спасла девушка царя. Потому и ты, о прекраснобёдрая, сделай для меня то же самое".
Араджа возразила Данде: "Разве не ведомо тебе, что случилось с ней потом? Я тебе расскажу. Да, прекрасная дева отдала себя царю Суратхе, но отец за это её проклял: "Ибо ты отдала сама себя по своей воле, отринув дхарму, в силу глупой женской природы, никогда вы двое не поженитесь.
Без брака не обретёшь ты счастья быть с мужем, не будет у тебя блага иметь сына, не соединиться ты с мужем". В тот же миг, как только было произнесено проклятье, Сарасвати унесла на тринадцать йоджан царя, который не исполнил своё желание. После того как она унесла прочь царя, она потеряла сознание.
Потом все её подруги опрыскали её водой из Сарасвати. После того как её всю окропили холодной водой, она, дочь Вишвакармана, о могучерукий, стала е как мёртвая, и перестала двигаться. Думая, что умерла она, опечаленные подруги пошли а лес, одни начали искать дрова, другие – добывать огонь. Когда все они удалились, пришла в себя она и оглянулась, но она не увидела ни царя, ни своих подруг.
О царь, прыгнула она в реку Сарасвати. Её, о царь, деву с дрожащими глазами, быстро прочь унесли воды Канчанакши и бросило её в могучую реку Гомати, бурную водами, о Повелитель царств. Затем она, Гомати, узнав о её судьбе, выбросила её в лесную чащу, населённую львами и тиграми. Вот что слышала я о судьбе девушки, которая поступила по своей воле, так что я, блюдя свой строгий нрав, не отдам себя тебе".
Выслушав речь её, Данда, силой равный Шакре, молвил, действуя по своей прихоти себе на погибель.

Данда сказал:
О дева с тонким станом! Внимательно выслушай о том, что случилось потом с ней, её отцом и царём Суратхой. После того как царя унесла вода, а она упала в лесной чаще, гухьяка по имени Анджана, летящий в небе, увидел её. Подошёл он к девушке и с трудом заговорил с ней: "Подойди ко мне, о благая, я отведу тебя к Суратхе. Несомненно, ты соединишься с ним. Так что скорее направимся к Бхагаван Шрикантхе (Шиве)".
После таких слов якши дева с прекрасными глазами быстро пошла к Шрикантхе, на юг и на север реки Калинди. После того как она посетила Махешу, совершила она омовение в Ямуне и стояла со склонённой главой, пока солнце не встало посередине неба.
Туда пришел Ритадхваджа, Самаведин, благой учитель Пашупата, сокровищница подвижничества, чтобы совершить ритуал для Господа, увидел он её, прекрасную, словно плачущую, словно воплощение любви, но лишённую всякой благости, смотря на неё, начал он размышлять, чтобы понять, кто она такая. Она, узнав риши, молитвенно сложила руки, он же спросил её: "О дева, чья дочь ты, та, что подобна небесной деве, зачем пришла сюда, в лес, в котором нет ни людей, ни животных?" И дева с тонким станом поведала ему обо всём, что произошло. Выслушав её, разгневался риши и проклял лучшего из мастеров (Вишвакармана): "Так как дочь его, которую он отдал в брак другому, не соединилась со своим мужем из-за этого грешника, пусть же превратится он в обезьяну". После того как он молвил это, он, великий йогин, совершил омовение, как предписано, и в вечерних сумерках почтил Шанкару.
После того как он поклонился Харе, владыке богов, он отправился к прекраснобровой деве и сказал ей, тоскующей по мужу: "О прекрасная! Ступай же в благое место, именуемое Сапта-годавара. Там поклоняются Махешане, Хатакешваре". Туда придёт красавица по имени Девавати, дочь дайтьи по имени Кандарамалин, придёт туда и дочь Анджаны, якши, известная как Дамаянти, придёт туда и превосходнейшая дочь Парджаньи. Когда все три девушки придут вместе к Саптагодавара-тиртхе, месту Махадева, называемым Хатака, ты соединишься со своим мужем". Юная дева Читрангада после таких слов отшельника быстро пошла к Сапта-годавара – тиртхе, придя туда, почтила она Трёхокого, благая, находилась она там, питаясь только плодами и кореньями. А риши, наделённый мудростью, написал такие стихи в честь Шрикантхи: "Есть ли кто-нибудь из богов, асуров, якшей, смертных или ракшасов, кто избавит от скорби эту деву с глазами оленя?" Написав это, он отправился к Господу Пушкаранатху, и реке Пайошни в окружении муни.

Это шестьдесят третья глава Шри-Вамана-Пураны.

Глава 64

Данда сказал:
О Араджа! Много лет прошло с тех пор, как Читрангада спокойно жила там, вспоминая доблестного Суратху. Вишвакарман же, которого проклял отшельник, принял облик обезьяны, упал на землю с горы Меру по воле рока. О красавица, жил он в Шальвее, в густом лесу, в зарослях кустарника на берегу Шулакини. Он жил у Шаквейи, прекраснобёдрая, многие и многие годы, питаясь лишь плодами и кореньями в лесу.
Однажды тигр среди дайтьев по имени Кандара летел по небу, взяв с собой любимую дочь по имени Девавати. Лучший среди обезьян увидел прекрасный её лик, пришедшую в тот лес вместе со своим отцом, и крепко схватил её за руку. Дайтья, увидев, как его прекрасную дочь он схватил за руку, разгневался и бросился на него, выхватив меч. Наилучший из обезьян, увидев, как на него нападает превосходнейший из дайтьев, устремился в Гималаи с прекрасной девой. Затем обезьяна посетила Шрикантху, Махадеву, на берегу Ямуны. Недалеко от того места был заброшенный ашрам, укрытый ото всех. Обезьяна, оставив Девавати в этом святом и великом ашраме, нырнула в Калинди, а данава Кандара и наблюдал за ним. Он, наделённый великой мощью, подумал, что обезьяна со своей дочерью мертвы, и отправился в Паталу к себе домой. Обезьяна, унесённая быстрым потоком Калинди, попала в землю под названием Шиви, где жило много добродетельных людей. Обезьяна быстро пересекла реку, одолеваемая желанием пойти к горе, где находилась дева с прекрасными очами, однако узрел он Анджану, лучшего из гухьяков, приближающегося к нему со своей дочерью Дамаянти. Он, благой, желающий попасть к Девавати, по ошибке её принял за Девавати. Хотя и полагал он, что муки от погружения в воду не были напрасны, испугавшись его, прекрасная дева убежала от него и упала в реку Хиранвати. Увидев, что дочь его упала в воды реки, охваченный скорбью гухьяка пошёл к горе Анджана. Там он предавался годами подвижничеству, очищенный, принял обет молчания.
Дамаянти же унесла река Хиранвати и привела её к благому месту Кошала, населённому благочестивыми людьми. Пока она шла, рыдая, увидела она баньян, на котором было множество побегов и выглядел он подобно Ишваре (Шиве) с волосами, заплетёнными косицами. Увидев густую тень, она, прекрасноликая дева, присела там отдохнуть. Сидя на каменной плите, она услышала человеческий голос: "Есть ли здесь какой-нибудь человек, который мог бы сказать тому отшельнику, сокровищнице подвижничества, что его сын привязан к этому баньяну?" Услышав такую речь, исполненную важности, быстро поднялась она и осмотрелась вокруг и также посмотрела вниз. И увидела на верхушке дерева пятилетнего ребёнка, о красавица, который был связан крепко темными сплетёнными косицами! Увидев, что он это он говорит, печальная Дамаянти молвила: "Скажи мне, о дитя моё, какой грешник связал тебя?"
Он ответил ей: "О наделённая великой долей, привязала меня за косицу к этому баньяну самая грешная из обезьян, и я до сих пор жив только благодаря силе моего подвижничества. Давным-давно Бог Махешвара пребывал в Маттапуре, там же и жил мой отец Ритадхваджа, сокровищница подвижничества. От него, произносящего мантры, великого, силой великой йоги, родился я, знаток всех шастр, вместе с роем пчёл. О прекрасноликая! Мой отец узнал меня как Джабали, склонился предо мною и молвил, послушай это: "Пять тысяч лет ты будешь ребёнком, десять тысяч лет ты отроком, юношей ты будешь двадцать тысяч лет и вдвое больше этого возраста ты будешь стариком. В своём детстве ты пройдёшь через связывание тугими путами. В отрочестве ты будешь десять тысяч лет испытывать телесные муки, а в юности ты будешь предаваться прекраснейшим плотским удовольствиям двадцать тысяч лет, а в старости сорок тысяч лет ты будешь страдать от того, что будешь лежать на земле и есть дурную пищу".
После таких слов отца я, будучи пятилетним ребёнком, стал бродить по земле. Однажды, придя к реке Хиранвати, чтобы совершить омовение, увидел я большую обезьяну, которая сказала мне: "О глупец! Где ты взял эту Девавати, которую держу я в великом ашраме?"
Затем он унёс меня, блистательного ребёнка, и привязал к верхушке этого баньяна. О прекрасная нежная дева, так что мои путы являли собой сложное сплетение ползучих растений, созданное грешной обезьяной, они вверху, внизу, повсюду, нельзя разорвать их, не приложив силу. Оставив меня здесь, лучший из обезьян пошел в Амаравату, как того сам желал, а я видел все это. О благая, поведал тебе все я о случившемся. Поведай мне, о прекраснотелая дева". Ответила она ему: "Отец мой повелитель гухьяков по имени Анджана, меня же зовут Дамаянти, родилась я из чрева Прамлочи. В моём гороскопе, составленным риши Мудгалой, было сказано: "Несомненно, дева эта станет царицей у великого царя. Как только он это сказал, в небесах загремели барабаны, но тут же и зловеще завыли шакалы". Муни продолжил: "Несомненно, она будет главной женой царя. Но в юности ей будет грозить серьёзная опасность".
После таких слов муни быстро удалился. А мой отец вместе со мной решил пойти к тиртхе, когда обезьяна запрыгнула на берег Хиранвати, испугавшись её, я бросилась в реку, и она принесла меня в это безлюдное место".

Данда сказал:
Выслушав такую её речь, Джабали сказал ей: "О красавица! Отправляйся же к Шрикантхе на берег Ямуны. Отец мой ходит туда в полдень, чтобы поклониться Шиве, пожалуйста, поведай ему об этом, таким образом обретёшь ты процветание".
И Дамаянти спешно отправилась на берег Ямуны в Гималаях, чтобы обрести спасение у отшельника, сокровищницы подвижничества.
Она питалась только корнями, почками и плодами, немного времени прошло, прежде чем пришла она на место пребывания Шанкары, которое посещал отшельник.
После того как она почтила Владыку богов Шрикантху, которому поклоняется весь мир. И там увидела она надпись, о великий муни, поняв смысл её, она, дева со сладкими устами, написала то, что было изречено Джабали и ещё другим великим мудрецом о ней: "Мудгала сказал мне: "Ты станешь царицей". Но я нахожусь в таком бедственном положении. Кто-то может меня спасти?". После того как она это написала на каменной плите, она пошла совершить омовение в Ямуне. Увидела она там превосходный ашрам, в котором звучало кукареканье обезумевших петухов. Она подумала: "Здесь обитают наилучшие из риши" и вошла в великий ашрам. Там она увидела благочестивую Ведавати, сидящую перед богами, с иссушенным лицом и дрожащими глазами, подобную стеблю лотоса. И дочь дайтьи, увидев дочь якши, пошла ей навстречу. Размышляя, кто бы это мог быть, встала она. Обе тепло обнялись и поприветствовали друг друга, задали друг другу вопросы и рассказали свои истории. Обе превосходнейшие девы, узнав друг о друге правду посредством разных разговоров, остались там.
В это время Ритадхваджа, лучший из муни, пошёл омыть Шрикантху, и увидел надпись. Прочитал он её и понял, что она значит. Мгновение он размышлял, потом же всё понял. Быстро почтив Владыку богов, Ритадхваджа стремительно направился в Айодхью, чтобы встретиться с царём Икшваку. Увидев наилучшего из царей, молвил отшельник следующее: "О царь, тигр среди людей, выслушай же мою просьбу! Мой сын наделён всеми благими качествами и знает все шастры, его привязала к дереву обезьяна в границах твоего царства. Никто, кроме твоего сына, не может спасти его. О владыка царей, твой сын по имени Шакуни, имеет способности для этого".
Отец мой, услышав слова муни, о дева с тонким станом, приказал своему дорогому сыну по имени Шакуни, посланный отцом, мой могучерукий брат, вместе с великим риши, прибыл туда, где был привязан ребёнок. Увидев высокий белый баньян, весь окутанный побегами, там же он увидел риши, привязанного к вершине дерева. Осмотрел он всё вокруг, понял, что сын муни привязан своей косицей, оценил обстановку, вытащил лук, наложил на него стрелу и выпустил её. Несколькими стрелами он легко разрезал путы, связывающие сына риши, и таким образом петли из побегов, опутывающие сына риши со всех сторон, сотворённые обезьяной, были легко разрезаны спустя пятьсот лет.
Муни взобрался на дерево, покрытое побегами. Увидев своего отца, Джабали поприветствовал его, склонив главу согласно обычаям. Тот же обнял его и обнюхал его главу. Он начала освобождать его, но это ему не удавалось из-за тугих пут.
Сразу же могучий Шакуни, согнув лук и взяв стрелы, вскарабкался на дерево, чтобы освободить привязанную косицу. Но и он не смог разорвать путы, сплетённые предводителем обезьян. И царь вместе с отшельником оказались неспособны освободить дитя от косицы, и Шакуни вместе с великим риши спустились на землю. Шакуни снова взял лук и стрелы и создал шалаш из стрел. Потом он легко разрезал ветку на три части стрелами с полумесяцем. Отшельник, сокровищница подвижничества, спустился с дерева по лестнице из стрел. Когда его сына спустили, Ритадхваджа вместе с царевичем-лучником и Джабали отправился на берег Ямуны, неся груз.

Это шестьдесят четвёртая глава Шри-Вамана-Пураны.

Глава 65

Данда сказал:
А в это время две девушки, прекрасные дочери якши и асуры, пришли увидеть Хару и отшельника, лучшего из йогинов. И увидели они, что цветы вокруг Господа увяли и высохли, вокруг остались подношения из цветов, после того как ушёл Ритадхваджа. Увидев Владыку богов в таком состоянии, две девы омыли Великого Господа и почитали его согласно обычаям день и ночь.
Пока они оставались там, в лес пришёл риши по имени Галава, чтобы увидеть Шрикантху.
Мудрец, размышляя, кто бы это мог быть, после того он совершил омовение в чистых водах Калинди и почтил Шрикантху. В это время дочери якши и асуры мелодичными голосами пели песню. Услышав мелодию, муни Галава принял их за дев-гандхарвов. После того как он почтил Бога Ишану согласно традициям, закончив джапу, решил Галава отдохнуть и склонился перед девами. И муни спросил девушек: "Поведайте же, чьи дочери вы, те, кто с такой преданностью украшает обитель Бхавы?" Две красавицы поведали превосходнейшему муни обо всем, что случилось. Галава, лучший из аскетов, был впечатлён тем, что с ними произошло. Мудрец, гостеприимно принятый ими, остался переночевать, встал он утром, после того как согласно традициям почтил Гауришу, подошёл к девушкам и сказал: "Я пойду в превосходнейший лес Пушкара и покину вас, девушки, прошу вас отпустить меня". Они обе ответили ему: "Так труднодостижимо лицезреть тебя, о брахман", а также почтительно осведомилась у него, зачем направляется он в лес Пушкара. Отшельник, наделённый великой мощью, ответил им с гордостью: "Полнолуние в месяце Криттика благоприятно только в месте Пушкара".
Две девушки ответили ему: "Мы пойдём с тобой, куда бы ты ни направился, о брахман, не желаем мы оставаться здесь без тебя". "Хорошо", – ответил лучший из риши. После этого девушки почтили Махешвару и направились вместе с риши в лес Пушкара. Там же собрались другие риши, были их там тысячи, были там также цари и жители деревень, не было одного лишь Ритадхваджи. Там были великие цари, включая Нагабхагу и Икшваку, пришли туда и риши, чтобы совершить омовение в полнолуние месяца Карттика. Галава также с двумя девами спустился совершить омовение к тиртхе в виде лука в Пушкаре.
Когда они зашли в воду, то увидели рыбу женского пола, которая снова и снова высказывала любовь рыбе мужского пола. Рыба сказала им: "Ходите вы, как пожелаете, и неведома вам дхарма, трудно вам будет вынести осуждение общества, суровое и жестокое".
И ответили две девушки большой рыбе: "Разве ты не видишь здесь отшельника Галаву, который вместе с двумя девушками ходит, куда пожелает, при этом не страшится он общественного порицания, почему ты, живущее в воде создание, страшишься его?"
Большая рыба, Тими, ответила: "Этому человеку, сокровищнице подвижничества, неведома дхарма, ибо ослеплён он страстью".
Выслушав речь рыбы, пристыженный Галава не стал выходить из воды, обуздав свои чувства, остался там. Две же прекраснобёдрые девы после омовения вышли на берег и встали, ожидая увидеть лучшего из муни.
А тем временем торжество в Пушкаре закончилось. Все собравшиеся – риши, цари, сельские жители, вернулись туда, откуда пришли.
Там же стояла и Читрангада, дочь Вишвакармана, с прекрасным телом, сверкающими зубами, тонким станом и осматривалась она повсюду. Там же находились и две девушки, которые искали взором Галаву, скрывшегося под водой в этой обезлюдевшей тиртхе. Туда же пришла и дева гандхарвов по имени Ведавати, дочь Парджаньи и рождённая из чрева Гхритачи. Придя к святым водам, совершила она омовение в центре Пушкары, увидела, что на противоположном берегу стоят три девушки. Подойдя к Читрангаде, мягко она её спросила: "Кто ты, почему стоишь ты здесь, в этом безлюдном месте?"
Она ответила ей: "О прекраснобёдрая! Знай же, что я Читрангада, дочь Вишвакармана, божественного зодчего. О благая, пришла я сюда некогда, дабы совершить омовение в чистой реке Сарасвати, матери Дхармы, Канчанакши, в лесу Наймиша. Я пришла сюда, так как меня увидел царь Видарбхи Суратха, стал преследовать, одолеваемый любовью, пошёл он искать у меня прибежища. Я отдала себя ему, хотя подруги и отговаривали меня. После того мой отец проклял меня и разлучил с царём. Тогда, о благая, и появилась у меня мысль умереть, но Гухьяка отговорил меня от этого. Я направилась узреть Шрикантху, и потому увидела воды Годавари. И уже оттуда я пришла к этой превосходнейшей наилучшей из тиртх. Но не могу я увидеть Суратху, моего господина, того, кто похитил моё сердце. Но кто же ты, о девушка! Ты пришла сюда сейчас, когда празднество уже закончилось. Поведай же мне правду, о красавица!"
Та ей ответила: "Послушай, скажу тебе, кто я такая, о несчастная дева с тонким станом, зачем я пришла сюда в Пушкару, когда уже закончился праздник. О подруга, зовут меня Ведавати, рождена я от Парджаньи и Гхритачи. В то время как в этой части леса развлекалась я, заметила меня обезьяна. Подойдя ко мне, она меня спросила: "О Девавати! Куда ты направляешься? Как попала ты на гору Меру со своей земной обители?"
А я ответила обезьяне: "Я не Девавати, о обезьяна, зовут меня Ведавати, и живу я только на одной горе Меру". И потом схватила меня эта дурная обезьяна, и я быстро взобралась на дерево Бандхуджива, но дерево переломилось под ударами сильных стоп обезьяны, а я крепко вцепилась в одну из его больших ветвей. Обезьяна бросила дерево в воды океана, и я, полная страха, упала с дерева. И затем всё сущее, подвижное и неподвижное, увидело, что дерево падает с неба. Увидев меня, люди кричали: "Горе! Горе!" Сиддхи и гандхарвы молвили: "Беда, это царица великого Индрадьюмны, могучего сына Ману, который совершил тысячу жертвоприношений, как то было поведано самим Брахмой". Услышав такие сладкие речи, я лишилась чувств, и неведомо мне, кто разбил дерево на тысячу кусков. Ветер могучий, друг Огня, унёс меня и принёс сюда, где ты и увидела меня, прекрасная. Поднимался же, пойдём, чтобы увидеть тех двух девушек на противоположной стороне реки".
После того дева с прекрасным телом вместе с девой с тонким станом, полные любопытства, пошли спросить двух других девушек о причинах их прихода сюда. Обе они рассказали обо всём, что произошло, а две другие девушки также представились. И потом все вместе пошли они к водам Сапта-годавари, и встали все они на берегу, чтобы почтить Хатакешвару. А тем временем Шакуни, Джабали и Ритадхваджа бродили, ища их много-много лет.
Когда прошло десять тысяч лет, Джабали, погрузившись в печаль, вместе со своим отцом пришёл в страну Шакала. В этой стране правил благой царь Индрадьюмна, сын Ману. Он, узнав об их прибытии, пошёл почтительно их встретить, и он тепло поприветствовал Джабали и Ритадхваджу, также принял он и сына своего собственного брата Икшваку, мудреца Шакуни. Муни Ритадхваджа молвил такую речь царю Индрадьюмне: "Наша дочь, девушка, известная, как Дамаянти, потерялась. Ради неё мы обошли всю землю. Пожалуйста, поднимись, о царь, и найди для нас подходящее средство передвижения".
Царь произнёс: "О брахманы! Моя превосходнейшая жена также потерялась, не могу найти её я, хотя и делаю всё для того возможное. Кому бы я рассказал об этом? Огромное, размером с гору, дерево, упало с небес и было разбито стрелами на тысячу кусков, слыша речь сиддхов. В это время я сам был разлучён с прекраснобёдрой девой. Не знаю я, куда она упала, потому отправлюсь я искать её".
Сказав это, царь быстро встал, дал колесницу двум дваждырождённым и сыну своего брата. Взойдя на колесницу, стремительно отправились они в путь странствий по земле. Прибыв к Бадарикашраму, увидели там они юношу с волосами, заплетёнными косицей, истинную обитель подвижничества, истощённого от подвижничества, утомлённого, на котором была грязная одежда, печального.
Могучерукий царь Индрадьюмна подошёл к нему и его спросил: "О отшельник, почему же ты предаёшься в расцвете своей юности столь суровому подвижничеству? Пожалуйста, поведай, ради чего ты это делаешь".
Тот ответил: "Кто же ты? Поведай мне, ибо ты меня, полного печали, расстроенного и предающегося подвижничеству, спрашиваешь как друг".
Он ответил: "Я сын Ману и любимый брат Икшваку, о отшельник, я могущественный царь Шакалапуры. Так что поведал я тебе о себе". Также царь рассказал ему обо всём, что случилось.
Всё это выслушав, царственный риши молвил: "Не покидай своё тело, пойду я с тобой искать деву с тонким станом, ибо ты мой двоюродный брат". Сказав это, царь обнял мудреца, стойкого поборника дхармы. Взойдя с ним на колесницу. Индрадьюмна сразу представил его двум другим отшельникам. Увидев царя, Ритадхваджа вместе с сыном произнесли: "Двинемся же вперёд, о царь, сделаю я для тебя доброе дело. Эту девушку Читрангада, которую видел ты в лесу Наймиша, именно я послал в Сапта-годавара. Так что пойдём, направимся к той же самой цели. Там же встретим мы и трёх других девушек".
Сказав это и утешив сына Судевы, мудрец, поставив Шакуни во главе всех, вместе с Индрадьюмной и своим сыном, пустились в путь на запряжённой конями колеснице к Сапта-годавара-тиртхе, куда направились девушки.
В это время изящная Гхритачи, охваченная скорбью, странствовала в Удараягири в поисках своей дочери. И эта апсара подошла к обезьяне и её спросила: "О обезьяна, не видела ли ты дочь мою, скажи же мне правду!"
Услышав слова её, обезьяна ответила: "Я встретил девушку по имени Девавати и покинул её в великом ашраме, на берегу Калинди, в месте, изобильном зверями и птицами, перед храмом Шрикантхи, то, что говорю тебе я, чистая правда". Сказала она повелителю обезьян: "Знают её под именем Ведавати, а не Девавати, так что вперёд, давай же отправимся в путь". Выслушав речь Гхритачи, обезьяна вместе с ней быстро направилась на берег Каушики.
В это время же три великих царственных риши, а также два отшельника на колесницах, которых несли быстрые кони, прибыли к берегу Каушики. Спустившись с колесниц, они подошли к реке, дабы совершить омовение, для того же и Гхритачи подошла к благим водами. Обезьяну, которая шла за ней, увидел Джабали. Начав следить за ней, сказал он своему отцу и могучему царю: "Отец, сюда спешит какая-то обезьяна, которая раньше меня привязала к дереву за косицу".
Выслушав речь Джабали, разгневанный Шакуни, натянув рук со стрелой, вымолвил: "О брахман, дай же мне указания, отец, скажи же мне, что сейчас должен убить я эту обезьяну одной лишь стрелой".
После таких его слов великий риши, желая блага всем живым существам, молвил такую подобающую случаю речь Шакуни: "Никто никем не связывается и не убивается. Убиение или связывание является следствием прошлых деяний".
После таких слов Шакуни, сложив молитвенно руки, задал вопрос риши: "Пожалуйста, повелевай, что нам делать с этой обезьяной?" Выслушав речь Шакуни, муни молвил владыке обезьян: "Ты за косицу привязал моего сына к баньяну. Даже приложив большие усилия, невозможно отвязать его от дерева. Это дерево было разрублено правителем людей на три части, мой сын несёт одну из трёх частей на своей голове, освободи же его от неё. Десять сотен лет прошло, как он носит эту ветку. Нет ни одного человека, кто бы мог отвязать его".
Выслушав речь риши, обезьяна постепенно начала развязывать косицу Джабали и скоро расплела косицу. Ритадхваджа, лучший из муни, несказанно обрадовался и решил даровать благословление. Он сказал обезьяне: "Выбирай благословление, которое хочешь". Услышав слова Ритадхваджи, обезьяна попросила желаемое благословление: "Я сам великий Вишвакарман, превращённый в обезьяну, о брахман, если ты и в самом деле желаешь даровать мне благословление, освободи же меня от этого ужасного проклятья. О сокровищница подвижничества, знай же, что я Тваштр, отец Читрангады, который был превращён в обезьяну твоим проклятьем, ибо очистился от всех грехов я, которые совершил в силу дурной натуры обезьяны".
Ритадхваджа сказал: "Твоё проклятье будет снято, если от тебя Гхритачи родит могучего сына. После слов его, о дева с тонким станом, превосходная обезьяна очень сильно обрадовалась и спустилась к реке, дабы совершить омовение. После того, как она надлежащим образом совершила омовение, она почтила питаров. Они, радостные, умчались прочь на колеснице, а Гхритачи взмыла в небеса. Стремительно несущаяся обезьяна, лучшая из обезьян, последовала за ней. Эта обезьяна возжелала прекрасную Гхритачи, а та, увидев превосходнейшую обезьяну, лучшую из могучих, узнав в нём Вишвакармана, также устремилась к нему.
И потом на лучшей из гор Колахала обезьяна предалась любви с ней, ибо прекрасная дева ответила ей взаимностью. После того как они долгое время предавались наслаждениям, пришли они к горе Виндхья.
А превосходнейшие из мужей, устав, в то время в полдень прибыли на колесницах к Сапта-годавара – тиртхе. Придя туда, они, мучимые жаждой, спустились с колесниц, чтобы передохнуть. Они и их кони искупались и напились воды. Отпустили они своих божественных коней пастись здесь на заросших прекрасной травой лесистых лугах. Будучи довольны, все они направились к превосходнейшему храму.
Услышав топот конских копыт, превосходнейшие девы спросили: "Что же это такое?" Войдя в храма Хатакешвары, поднявшись наверх, они осмотрели всё вокруг. И увидели они, как в водах тиртхи совершают омовение наилучшие из мужей. Заметив Суратху, играющего своей косицей, трепещущая Читрангада молвила с улыбкой подругам: "Этот юноша, сиянием подобный тёмной грозовой туче, с прекрасным телом, крепкими руками, поистине и есть тот божественный царевич, которому некогда было предназначено стать моим мужем. А тот, кто золотого цвета, чьи белые волосы заплетены косицей, и есть Ритадхваджа, лучший из подвижников, в этом нет никакого сомнения".
И обрадованная Дамаянти молвила своим подругам: "Ещё один муж – это сын Ритадхваджи Джабали, в этом нет никакого сомнения. Сказав это, она вместе с другими девушками спустилась с верхнего этажа и, сев перед Господом Шамбху, запели они все благую песнь: "Поклонение Тебе, о Шарва, о Шамбху! О Трёхокий, о Тот, чьё тело прекрасно! О Владыка трёх миров! О супруг Умы, Тот, кто уничтожил жертвоприношение Дакши! О испепеливший тело Камы! О Тот, кто уничтожает грехи, Махапуруша! О Тот, кто имеет величественный ужасающий облик! Тот, кто уничтожает всё живое, Тот, кто дарует благо, Махешвара, Тот, кто держит трезубец, Враг Смары, Живущий в пещере, Нагой, Великий Бог, украшенный полумесяцем! Тот, чьи волосы заплетены в косицы, чьё тело украшено ожерельем из черепов, Левый глаз, Вамадева, Тот, кто наблюдает за живыми существами, Тот, кто выбил глаз у Бхаги, Тот, кто вызывает страх, Бхимасена (ужасное войско), Повелитель огромного войска, Пашупати, тот, кто сжёг тело Камы, Тот, кто живёт среди четырёх сторон света, о Шива, о Махадева, Ишана, Шанкара, Бхима, Бхава, Тот, на чьём флаге изображён буйвол! Невыразимый, Огромный, Повелитель великого представления, Изобильный драгоценностями, Освободитель, Рудра, Рудрешвара, о Стахну, о Екалинга, о возлюбленный Калинди, Шрикантха, Нилакантха (Синешеий), Непобедимый, Внушающий страх врагам, Повелитель удовольствия, Вамадева, Агхора, Татпуруша, Махагхора, Тот, чей облик не ужасен, Умиротворённый, Возлюбленный Сарасвати, Имеющий тысячу обликов, Возникший из Махата, о Господь, о Калагнирудра, о Рудра, Тот, кто держит землю, Любимый, Тот, кто пребывает во всех тиртхах, о Лебедь, о Владыка желаний, Властелин Кедары, Совершеннейший, Мучукунда, Утопающий в меду, Держащий меч, Устрашающий, Владыка мудрости, Владыка луны, Владыка желаний, Пребывающий в лотосном сердце Дщери гор, Покоящийся в океане, Слоноликий, Гханатешвара, Гокарна, Источник Брахмы, о Тысячеликий, Тысячеглазый, Тысячестопый, о Хатакешвара, поклонение Тебе!"
А в то время все риши и владыки прибыли сюда, чтобы почтить Трёхокого Хатакешвару, Творца трёх миров. Поднявшись после благого омовения, узрели они трёх дев, стоящих пред Господом и поющих возвышенную песнь. Сын Судевы посмотрел на свою любимую, дочь Вишвакармана, сердце его преисполнилось радости, он засиял и затрепетал. И Ритадхваджа, преданный йоге, также увидел стоящую там изящную Читрангаду, узнав её, возликовал. Все остальные, приблизившись к Владыке богов Хатакешваре, поклонились Трёхокому и почтили его, как положено.
И Читрангада, увидев Ритадхваджу и всех прочих, поднялась с другими стройными девами и поклонилась им. Счастливый отшельник вместе со своим сыном поприветствовал её, и все они, обрадованные, с царями вошли внутрь. И тогда, о красавица, туда пришла превосходнейшая обезьяна вместе с Гхритчи, так как желали узреть они Хатакешвару после омовения в Годавари-тиртхе. И затем Гхритачи увидела прекрасную стройную девушку (Ведавати). Она же, прекрасная телом, увидев свою мать, также очень сильно обрадовалась. Гхритачи, полная чувств, крепко обняла свою дочь и снова и снова обнюхивала её голову, а глаза её были влажны от слёз.
А благой Ритадхваджа тогда молвил обезьяне: "Отправляйся же в град Махаджана в Анджанадри и приведи Гухьяку. Приведи также из Паталы могучего владыку дайтьев Кандарамалина и царя гандхарвов Паржанью с небес. После таких слов муни Девавати же молвила обезьяне: "О владыка обезьян, также приведи сюда, пожалуйста, Галаву".
После такой её речи повелитель обезьян, силой подобным ветру, пошёл к Анджане, позвал Гухьяку, дальше направился к горе Амара. Позвав оттуда Гухьяку и отправив его в великий ашрам у тиртхи Сапта-Годавара, обезьяна отбыла в Паталу. Позвав оттуда Кандарамалина, обладающая великой мощью обезьяна вышла наружу и пошла по земле. Найдя Галаву, источник подвижничества, около Махишмати, обезьяна подлетела к нему и направила его к Сапта-Годавара-тиртхе.
Совершив там предписанное омовение, Галава прибыл к Хатакешваре и увидел находящихся там Дамаянти и Девавати. Девавати, когда увидела Галаву, поднялась и почтила его. И наилучшие из царей также почтили отшельника, сокровищницу подвижничества, обрадованные, они уселись поудобнее.
Когда они сидели таким образом, созванные обезьяной, туда пришли великие якша, гандхарва и данава. Девушки, с прекрасными большими глазами, как только их увидели, заплакали и, пребывая в смятении, обняли своих отцов. А прекрасная дочь Вишвакармана, когда видела, что Дамаянти и прочие девушки воссоединились со своими отцами, расплакалась. И молвил ей муни Сатьядхваджа такую правдивую речь: "Дочка, не плачь, обезьяна и есть твой отец". Как только он это произнёс, пришли ей голову смутившие её мысли: "Как же так получилось, что Вишвакарман был превращён в обезьяну? Зачем же родилась я, дурная дочь? Потому оставлю я своё тело!" Подумав так, молвила она Ритадхвадже: "Спаси меня, отягощённую грехами, о брахман! Я собиралась убить отца и сейчас желаю умереть, пожалуйста, позволь мне это".
И тогда муни сказал изящной красавице: "Не расстраивайся! Скоро всё закончится, так что не покидай своё тело. Твой отец снова станет божественным зодчим, когда Гхритачи родит ребёнка. Так что всё не будет напрасным".
После такой его речи преисполнилась радости Читрангада, она, прекрасная телом, отложила свою свадьбу до тех пор, пока не увидит своего отца. И другие девы также отложили свои свадьбы до того времени, желая, чтобы исполнилось её желание.
После того как прошли десять месяцев апсара на берегах Годавари-тиртхи родила сына Налу. Как только родилось дитя, Вишвакарман избавился от облика обезьяны. Божественный зодчий пришёл к своей дочери и страстно обнял её. Ликуя, вспоминал он Шакру, владыку богов, богов, киннаров. После того, как его призвал Тваштр, в то место прибыл Шакра в окружении марутов, богов, рудр, пришёл же он к тиртхе под названием Хатака. Там были вместе боги, гандхарвы и апсары, Индрадьюмна же молвил Ритадхвадже, лучшему из муни: "О брахман, пусть же дочь Кандарамалина выйдет замуж за Джабали, пусть твой сын возьмёт руку дочери дайтьи, пусть же Шакуни женится на прекрасной Дамаянти, пусть Девавати будет моей, пусть Тваштри будет принадлежать Суратхе". "Да будет так, хорошо" – ответил муни царю, сыну Ману.
Тогда Галава и прочие ритвики совершили бракосочетание и совершили подношения огню, как то предписывается обычаями. А затем пели гандхарвы и танцевали апсары. Сначала рукой Джабали принял дочь дайтьи. Потом Индрадьюмна торжественно взял за руку Ведавати, и, наконец, дочь якши взяла за руку Шакуни. О благая, Читрангаду взял за руку Суратха, о стройная дева, так и последовательно были совершены вес бракосочетания.
Когда бракосочетания завершились, муни молвил Индре и другим богам: "Вы должны всегда находиться в Сапта-годавара-тиртхе, особенно в превосходнейшем месяце Мадхава. Сказав: "Хорошо", боги отправились, радостные, на небеса, согласно предписанному. Также удалились и муни вместе с Ритадхваджей и его сыном. Цари же с супругами прибыли в свои города. Они предавались там любовным удовольствиям, не покидая своих возлюбленных.
О благая, это история Читрангады, как она случилась когда-то давно. Так что, прекраснейшая дева, с очами, подобными лепесткам лотоса, прими же меня. Молвив это, обольстил царевич сладкими речи прекраснобёдрую деву с очами оленя, но молвила она царю такую речь.

Это шестьдесят пятая глава Шри-Вамана-Пураны.

Примечания